Разделы новостей

Статьи с газеты [2]
Статьи с интернета [99]

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Статьи с интернета

ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ. ВОКЗАЛ И ВОКЗАЛЬНЫЕ СТРАСТИ. И НЕ ТОЛЬКО ВОКЗАЛЬНЫЕ
Вокзал. Здание без всяких архитектурных изысков, построенное вместе с Турксибом. Тогда было не до красоты: магистраль ведь уложили на 17 месяцев раньше намеченного срока. Однако строили не тяп-ляп, а добротно. До сих пор здание не покосилось, не развалилось. Отреставрированное, оно и сейчас выполняет свою основную функцию. Изначально все, что полагается, было: просторный зал ожидания (относительно, конечно. Многолюдно там было только в до- и послепраздничные дни), кассы, камера хранения, помещение дежурного по станции, служебные помещения, перрон.
Вокзал был местом оживленным. Приходили и уходили поезда. Людмила Трунилина (Вавленко) вспоминает: «Вокзал был центром, связывающим с другими мирами, туда бегали глазеть на нарядных пассажиров в шортах- невидаль такая. Нас ругали родители, запрещали туда ходить, но интерес пересиливал страх наказания».
Поток пассажиров непосредственно на нашей станции состоял на только из жителей района и поселка, отсюда также уезжали жители Андреевского, Саркандского, Черкасского районов. Особенно многолюдно было в предпраздничные и послепраздничные дни. Все студенты на несколько дней старались приехать домой повидаться с родными и друзьями. Уезжали навьюченные неподъемными сумками с провизией. Проблема с билетами была колоссальная. В Лепсах каждый друг другу знакомый, друг, сват иль брат. И когда были нужны билеты на поезд, телефон у начальника станции, кассира не замолкал. То и дело в кассу мимо очереди у окошечка проходили и стучали в дверь эти самые сватья, братья, друзья.
Разумеется, количество желающих уехать было больше количества свободных мест. Нередко билеты выписывались «от фонаря». И вот ломишься с таким билетом в вагон, а проводник тебя выталкивает, крича, что он не подавал сведения о наличии свободных мест. Но в вагон все равно залезали, ждали, когда место освободится, а зачастую сидели на краешке чьей-нибудь полки.
Но если уж даже такого билета не удавалось заполучить, то бежали вдоль вагона, заискивающе смотрели на проводников: «Возьмите до Алма-Аты!» И нередко удавалось уехать именно таким образом. На третьей полке, в купе проводника или просто в коридоре.
Составы всегда были длиннющие, а платформа – не очень, и в последний вагон загружались с насыпи. Это было достаточно высоко. Но самое большое испытание, когда «голова» поезда оказывалась с хвоста. Это было Вавилонское столпотворение и марафонский забег в одном флаконе.
Так что приезд на праздники всегда омрачал вот такой волнительный и суматошный отъезд. Наша мама с самого первого дня нашего приезда уже начинала переживать, как же будут нас провожать.
Но если местные переживали, будут или не будут билеты, то деревенские откровенно боялись лепсинского вокзала, за которым прочно закрепилась слава бандитского Техаса. Конечно, у страха глаза велики, но ведь и дыма без огня не бывает. На перроне и на самом вокзале всегда были кучки ребят, никуда не уезжавших и никого не встречавших. Искатели приключений частенько были нетрезвыми, провоцировали окружающих. Основным источником происшествий были драки, кражи, хулиганство. Сколько было заведено уголовных дел и вынесено обвинительных приговоров, но еще больше, когда дело не предавалось огласке.
Так что стены нашего вокзала многое повидали. В разные годы здесь трудились разные люди. Долгое время начальником станции был Михаил Зотов, потом на этом посту его сменил К. Уакбаев, тоже проработавший достаточно долго. Кстати, на железной дороге трудилась целая династия Уакбаевых: жена и дочь работали билетными кассирами. Также в кассе работала Ш.Ахмедьярова, А.Шапорева (Сычова). Старшим товарным кассиром ( приемо-сдатчиком ) был А. Я. Прядко, товарными кассирами были Т. Байтлеуов, Л. Ревина, А. Лозовой. В линейной милиции долгое время работали К Оралбаев, В. Янке (а мама Василия, сколько я помню, работала на вокзале техничкой). Но на рожон они, по-моему, особо не лезли. Конечно, это далеко не все, кто работал на станции. Я перечислила лишь тех, кого вспомнила сама и кого мне подсказали земляки.
Но вернемся к криминальной тематике. Драки, кстати, случались не только на территории вокзала. С незапамятных времен народной забавой были драки между кварталами. Казалось бы, что делить? Делили лидерство, самоутверждались, пытались доказать, кто в доме хозяин. Потом накапливались какие-то обиды, за которые нужно непременно отомстить. И все это периодически выливалось в разборки. Противоборствующие группировки формировались по принципу проживания, в них состояли ребята разных национальностей: и казахи, и русские, и немцы. Рассказывают об одной семье, родственники которых проживали в другом квартале. Так вот пацаны из этих семей сходились в драке брат против брата. А в остальное время они поддерживали родственные связи.
Владимир Чиханацкий вспоминает: «Мы, ребята из 7 квартала, дрались с Капаем. У нас существовали негласные правила: дрались до первой крови. Если разбили нос и потекла кровь - всё, не трогай. Упал - не подходи. Даже Витя Броммер принимал участие в уличных боях. Стычки были возле тупика и возле клуба, а штакетник ломали в школе. И на вокзале были стычки, все было, но как-то без злобы и ненависти. Сейчас с теми, с кем раньше дрались, я в дружеских отношениях, общаюсь, меня зовут в гости».
Если уж речь пошла о драках, то нельзя не сказать, что не самым благополучным местом в 60-ые годы была вечерняя школа. Было в школе в то время немало ребят, которые по семейным обстоятельствам не могли продолжать учебу в дневной школе и пошли работать. Эти учились серьезно. Но учились здесь и те, кого выпроводили из дневной школы после восьмого класса. Обычно это либо неуспевающие, либо недисциплинированные ученики. Но зачастую это два в одном. И поэтому слово «учились» - весьма условное. «Сидишь, бывало, на уроке, а за окном свистят, вызывают на разборки. И после перемены в классе оставалась половина», - вспоминает один из бывших вечерников. Ну, а дальше сценарий традиционный – махаловка. Хорошо, если дело заканчивалось ушибами или синяками. Не секрет, что в ход пускали и ножи, и даже огнестрельное оружие. Мы были потрясены, когда как-то утром, придя в школу, увидели в школьном дворе милицию, а на внешней стене здания, как раз под окном нашего класса, кровавые отпечатки рук. Накануне здесь произошла драка, закончившаяся убийством. Это было громкое дело, которое взбудоражило весь поселок. Все следили за ходом расследования, обсуждали, делились подробностями. В результате виновные получили реальные сроки.
Так что «застойный» период, как принято сейчас называть те времена, был не таким уж и застойным. Молодежь во все времена была активной. И эта активность принимала разные формы. А в небольшом поселке все и всё на виду. Сарафанное радио работало бесперебойно. Но всё проходит, всё меняется. Как обычно, после какого-либо события страсти со временем затихали и жизнь снова входила в привычную будничную колею с каждодневными заботами о хлебе насущном.

Источник: http://авторский материал
Категория: Статьи с интернета | Добавил: Natalya (11.02.2018) | Автор: Наталья Ивановна Зражевская E W
Просмотров: 116 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Профиль

Друзья сайта

  • АКИМАТ АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ
  • АКИМАТ САРКАНДСКОГО РАЙОНА
  • Лепсі ауылының ресми сайты
  • "Жетісу" телеарнасы
  • Газета «Жетысу»
  • Жетiсу футбол клубы
  • Образовательное Сообщество Казахстана
  • Национальная лига потребителей Казахстана
  • Sarkand-club
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0