Разделы новостей

Статьи с газеты [2]
Статьи с интернета [98]

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Статьи с интернета

ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ. СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ. БАРАК МОЕГО ДЕТСТВА
ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ. СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ. БАРАК МОЕГО ДЕТСТВА

Автор -Нина Петровна Нартова

Когда началась война, центр нашего района был в пос. Бурлю, но затем его срочно перевели в Лепсы. Здесь, разумеется, ничего не было подготовлено к приему административного аппарата райкома партии, райисполкома, и поэтому начали подыскивать здания из имеющегося фонда. Работникам аппарата приглянулся жилой барак (позже его стали называть заводским бараком), где жило немало семей. И наша семья Мухиных жила там же. В одночасье людей выселили в палатки. Объясняли это необходимостью военного времени. Конечно, для взрослых это был большой стресс. У нас, к примеру, было трое детей, отца забрали в армию. Но нам, детям, было хорошо и весело.
Дело было летом, но в зиму в палатках людей оставлять было нельзя. Поэтому срочно начали строить барак для расселения людей. Барак №1 построили на месте, где позже построили здания райкома и райисполкома. Построили его быстро, по типу военного полуподвального блиндажа: наполовину он был в земле. Разумеется, без всяких коммунальных благ. Каждая семья получила по комнате. И комнат там было порядка тридцати или сорока. Жили там Шмаковы, Тиньгаевы, Страховы, Ахмедьяровы и многие другие.
Через стенку с нами жили Шмаковы, у них были ребята Илюша и Толя. А у меня было два брата – Толя и Слава. Моя мама и тетя Паша, каждая в своей комнате, умудрились вырыть подпол, чтобы можно было там что-нибудь хранить. Получилось, что они вырыли к одной и той же стенке. И мальчишки, недолго думая, пробили там лаз, чтобы можно было лазить друг к другу, когда мамы уходили на работу и закрывали нас на замок. Иногда смотришь – крышка подпола приподнимается и оттуда высовывается голова соседского мальчишки.
Вспоминаю, во время войны женщинам поручали шить ватные телогрейки для фронта. И все женщины барака принимали в этом участие. Вообще, все так дружно жили, помогали друг другу. Так, у моей мамы были кастрюли: наш дедушка работал в Карачагане в магазине, и у нас кое-что было. И вот этими кастрюлями пользовался по очереди весь барак. Правда, однажды пропала одна кастрюля. Спустя некоторое время женщины шепнули маме, у кого неожиданно появилась такая же. Мама зашла к этой соседке в комнату. Действительно, наша кастрюля стояла на столе, в ней было замешено тесто. Мама, не сказав ни слова в упрек, молча выложила тесто на стол. Та женщина тоже ни слова не сказала в свое оправдание. Вот так, без скандала и ссоры, была восстановлена справедливость. Я с теплотой и ностальгией вспоминаю то время.
Соседи всегда были готовы прийти на помощь друг другу. Наша мама приходила с работы поздно, когда мы уже крепко спали. И достучаться до нас было очень сложно. Просыпался весь барак, кроме нас. И чтобы не будить соседей, мама стала запирать нас снаружи. Но однажды случилось непредвиденное: лежащий у печи курай затлел и вспыхнул. Видимо, на него попала искра. К счастью, мы проснулись и попытались своими силами затушить огонь. Нам это не удалось, а дверь закрыта. Тогда мы стали кричать, звать на помощь. Проснулся Ахмедьяров, живущий в комнате напротив. Он выбил дверь и затушил огонь. Мы всегда с большой благодарностью вспоминаем нашего спасителя. А мама с тех пор перестала закрывать нас.
А вскоре рядом построили другой такой же барак. В него заселяли эвакуированных – евреев, немцев. Детей в бараках было очень много, и когда все выкатывались играть на песок, это было чуть ли не полшколы.
Постепенно люди из бараков переселялись кто куда. Нам дали жилье тоже в бараке, но это уже была не комната, а квартира! А в 1960 году, когда район ликвидировали, вернее, присоединили к Андреевскому, из поселка произошел отток жителей. Уехали руководители аппарата, и их дома перераспределяли между местными жителями. Так наша семья получила дом, который строили для председателя райисполкома. В нем мы прожили до самого отъезда из Лепсов.

P.S Тема бараков – особая тема! Сколько их было в поселке! Практически все учреждения; детсад, школа, больница - были в зданиях барачного типа. Не говоря уж о жилом фонде. Бараки – это страничка нашей истории. Несмотря на неблагоустроенность такого житья-бытья, люди с теплотой вспоминают то время, ведь жили, как правило, дружно.

КИНО ЧЕРЕЗ ОКОШКО

Сейчас я задумываюсь о том, что детство у нас, наших детей и наших внуков совершенно разное. У нас оно было послевоенным, когда еще страна не оправилась после разрухи, и были мы полураздетыми, полуголодными. Но были мы веселыми, счастливыми и радостными. Очень хочется рассказать вам об атмосфере того времени, когда были мы моложе внуков. Яркие воспоминания сохранились у меня о клубе.
Клуб, в который мы бегали в детстве, находился в восьмом квартале, за старой больницей. Школа, больница и клуб были однотипными зданиями - длинными, саманными. Здание школы было перпендикулярно относительно дороги. Больница была перпендикулярна школе, а клуб – параллелен больнице, позади нее. Где-то в районе нынешней милиции. Построили его еще до войны.
Мама не всегда могла давать нам деньги, а кино-то посмотреть хочется. И вот мы смотрели кино через окно. Окна были замерзшие, но все-таки можно было снаружи отогреть, отдуть, оттереть небольшой круглешочек. Конечно, для того, чтобы его оттаять, приходилось приложить немало усилий: долго-долго водить пальцем по стеклу, дуть. Но зато какая радость, когда он наконец появлялся! И у каждого желающего был свой круглешочек. А недостатка в желающих не было, хотя удовольствие это было весьма сомнительное: все это действо происходило на холоде. И кроме всего, было не очень хорошо видно и слышно. А раньше зарубежные фильмы были без перевода, с титрами. Так вот прочесть титры было вообще невозможно. И все равно мы были несказанно довольны такому развлечению.
Во время показа фильм несколько раз прерывался, потому что бобины нужно было перемотать на ручной перемотке и менять пленку несколько раз. В это время те, кто находился в зале, как правило, шумели, а мы, те, кто на улице, любили в это время поваляться на куче курая, которым отапливали клуб.
Конечно, гораздо приятней смотреть кино в клубе. Но, как я уже говорила, деньги на это были не всегда. На всю жизнь запомнила такой случай. Как-то, когда денег на кино не было, наши соседи по бараку Виктор Гольц и Иван Тиньгаев предложили протащить меня в зал под шинелью. Иван в моих глазах был этаким былинным богатырем: высокий, здоровый, отслуживший армию. Был он ко всему весельчак и балагур. А я в то время – пигалица-школьница, цыпленок против него. Соблазн попасть в кино был очень велик, и я без раздумий согласилась. Обхватила руками его за шею, поджала ноги. Операция «Прорыв», к моей величайшей радости, прошла успешно.
И еще один эпизод, связанный опять же с кино. Уборщица клуба как-то предложила нам, трем подружкам - Гале Фокеевой, Вере Страховой и мне - такую взаимовыгодную услугу: мы помогаем ей делать уборку клуба после сеанса, а взамен она запускает нас на фильм через свою комнату. А комната эта находилась по ту сторону экрана. Сам фильм смотреть было можно, а титры прочитать задом наперед не удавалось. А хотелось! Фильм, помню как сейчас, был «Индийская гробница». И мы решили потихонечку проскользнуть в зал. Первой прошмыгнула Вера, незаметно пробраться в зал удалось и Гале. А меня засекли! Мы, конечно, плюхнулись на первую попавшуюся лавку (в то время в зале стояли лавки, а не стулья). А когда включили свет, то оказалось, что на этой скамейке сидели наши учителя. Но они нас спрятали, не выдали.
Судный день состоялся позже. На другой день учитель математики Павел Максимович, очень строгий и требовательный, мы все его боялись, начал урок так: «Страхова, к доске!» С примером Вера не справилась и последовало строгое: «Марш за родителями!» Та же участь постигла и Галю, ее тоже отправили за родителями. Третьей в сценарии экзекуции была я. Но мне здесь повезло больше, чем в кинозале: пример я решила. «Марш на место!» - это было для меня как награда.
Короче, по нашему сценарию вполне можно снять приключенческий фильм, незамысловатый, но добрый.
Несмотря на то, что шла война, клуб не пустовал. Помню, работники элеватора, где работала моя мама, ставили спектакли и вырученные деньги отправляли на фронт. Причем, это были не какие-нибудь сценки, а солидные постановки – «Ревизор» Гоголя, «Бедность не порок» Островского. Сейчас не помню всех участников. У мамы была подруга Лобанова, они принимали активное участие в спектаклях. А мужские роли играли мужчины, которые были демобилизованы с фронта по ранению. Несмотря на такое тяжелое время, люди не падали духом, не только работали, но и находили время на вот такие постановки. «Гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей!»

НАРУБИ КУРАЙ И ГУЛЯЙ!

Человеческая память- это уникальное хранилище, в котором содержатся наши воспоминания, наш опыт, наши прошлые впечатления. Иногда нет-нет и всплывет в памяти какое-нибудь прошедшее событие, и ты вновь окунаешься в него с головой. Из памяти моих ровесников никогда, наверное, не выветрится все, что было связано с кураем.
В детстве я, конечно, знала о существовании дров и угля. Жили мы все-таки на станции, мимо которой с грохотом проезжали огромные, дымящие черные махины – паровозы, приводимые в движение углем. Но об угле для отапливания домов никто даже не мечтал. Дров тоже взять было негде. Поэтому отапливались кураём - высохшими кустарниками перекати-поле. Сначала его в степи и на буграх было достаточно. Но сгорал он очень быстро, и его требовалось много, чтобы хорошо натопить печь. И буквально все: и школу, и клуб, и больницу, и домишки – топили кураем. Он же использовался для приготовления пищи.
Каждый ученик школы должен был внести свой вклад в создании запаса топлива. Рубили курай текменем, складывали пышненько- пышненько., чтобы придать объем. Когда учителя подходили измерять, мы боялись, что, если сесть на эту кучу или хотя бы придавить ее, она уменьшится вполовину. Но учителя не придирались, они ведь знали, какой труд вложен в каждый кубометр. А курай рубили вначале близко, но потом поблизости от поселка его не стало и заготавливать ходили в сторону разъезда Керегетас –за шесть или семь километров. Туда и оттуда пешком. На каждого ученика с 5 по 7 класс норма была 5 кубометров, а с 8 по 10 класс - 10 кубометров курая. В школу его перевозили на телеге, запряженной быком.
А когда мы рубили курай для дома, мы таскали его на себе. Я была маленькая ростом, поэтому, набрав вязанку, ложилась на нее, продевала руки в веревочки, а подружка поднимала меня вместе с вязанкой. Потом то же самое проделывала она, а я ее поднимала. И как муравьи, тащили эти вязанки. Конечно, это было не самое увлекательное и легкое дело. Но воспоминания об этом не вызывают уныния, жалости к себе самой. Так жили все, это было в порядке вещей. Как говорится, «любишь кататься – люби и саночки возить». И мы хорошо понимали, что, если не заготовим этого природного топлива, зимой придется мерзнуть.
Не сказать, чтобы в школе было жарко, но температура была нормальной. Когда мы приходили на занятия, печки были уже натоплены и подбелены. От курая ведь очень много мусора, но нянечки у нас были немки, они держали школу в чистоте и порядке.
Сейчас даже трудно представить наших детей и внуков в таких условиях, в каких жили мы. Но жизнь нас закаляла, учила быть сильными, учила рассчитывать на свои силы. Но в то же время мы всегда могли во всем рассчитывать на помощь и поддержку друзей, соседей. А это дорогого стоит.

БАЗАР. КУПИ - ПРОДАЙ

Человечество издревле занималось торговлей. Поэтому центром любого поселения был базар. И Лепсы в этом плане не исключение. Наш базар был построен еще до войны. И хотя состоял он всего из двух торговых рядов, крытых камышом, нам он казался очень большим.
Хочу рассказать о базаре военного времени. Во время войны там торговали кто чем мог. Перед людьми стояли почти неразрешимые проблемы – прокормиться и выжить. Иногда человек выходил на базар с одной неизвестно как сохранившейся конфеткой. Это даже не сто граммов, а одна конфетка! И поношенные вещи продавали, и махорку, и веники, нитки продавали, и иголки, и пуговицы – самые разные, какие отпороли. Иногда нужны были пуговицы, а подобрать несколько одинаковых не удавалось. Те, кто имел огороды и кур, продавали овощи, яйца.
Но покупательская способность была, конечно, низкой. Никогда не забуду такой случай. Наш дедушка жил в Карачагане, и иногда он пешком за 45 километров приходил в Лепсы, приносил нам что-нибудь из еды. Чаще всего это была рыба, иногда мясо. Как-то у нас в доме не было денег, чтобы выкупить хлебный паек, и мама дала мне три рыбины и отправила на базар, чтобы я их продала. И вот стою я с этой рыбой, подходит ко мне инвалид-фронтовик. Он даже не спрашивал, сколько стоит рыба, потому что денег у него, очевидно, не было. Он просто смотрел на нее голодными глазами. Мне его стало жалко, и я сказала: «Ну, возьмите». И так я отдала даром и вторую рыбину, и третью. Домой вернулась с пустыми руками, и без денег, и без рыбы.
Почему я так подробно пишу о базаре? Потому что это уже история военной и послевоенной жизни, которая еще теплится в памяти. Думаю, нашей молодежи будет интересно знать о том, как жили их дедушки и бабушки.

О СПОРТЕ И СПОРТСМЕНАХ

В послевоенной школе уроки физкультуры в нашей школе имени Ушинского, конечно, были. Мы, как положено, бегали, прыгали, зимой ходили на лыжах. Но вот специализированных секций, тренировок не было. А в то время начали проводить областные соревнования, и в нашу школу пришло указание сформировать команду по разным видам спорта. В эту команду брали практически с улицы – всех желающих. Мы с подружками не могли упустить такую возможность побывать в Талды-Кургане и всегда изъявляли желание участвовать в соревнованиях. Я, наверное, ездила на них раза три.
Нам выдавали деньги на проезд на поезде до Уш-Тобе, а потом на автобус до Талды-Кургана. Но нам очень хотелось сэкономить на мороженое, и поэтому до Уш-Тобе мы ехали всегда на товарняке. Помню, однажды забрались в вагон из-под угля. И понятно, как мы выглядели после этой поездки. В Уш-Тобе отмылись как могли и поехали дальше уже цивилизованно, на автобусе. Поездка в товарном вагоне – не самое страшное. Чтобы не засекла железнодорожная милиция, прыгать нужно было до стрелок. Делать это надо было тоже уметь – по ходу поезда. Все умели, а я не умела и к тому же боялась. И один мальчик постарше, чтобы мне было не так страшно, предложил прыгнуть вместе. Прыгнули мы неудачно, ободрались, и он был очень зол на меня.
На соревнованиях тоже было немало курьезов. Я уже говорила, что специальной подготовки у нас не было. Нужно было метать диск, а его раньше никто ни в глаза не видел, ни в руках не держал. Но надо – значит, надо. Моя подруга Вера Страхова посмотрела, как это делается, и, когда подошла ее очередь, так швырнула диск, что заняла второе место. Вторая и третья попытки у нее были хуже, но зачли лучший результат. Я каким-то образом тоже заняла второе место в забеге на 400 метров.
В программе соревнований был и бокс. От нас должен был выступать Толя Сапронов. Нашим ребятам бокс показывал один демобилизованный солдат, но серьезной подготовки ни у кого не было. Толе предстоял бой со второразрядником, и он очень переживал. Но отсутствие техники, наверное, компенсировалось волей к победе: с первого же удара Толя отправил соперники в нокаут.
Особо следует сказать, как выглядела наша команда. Практически все мы были босые, обуви ни у кого не было. Но никто по этому поводу особо не комплексовал, потому что такими были все приехавшие на соревнования спортсмены. И по Талды-Кургану ходили босиком, и соревновались босиком.
Затем нам, занявшим призовые места, предложили остаться в Талды-Кургане на месяц, чтобы потом в составе сборной области ехать на соревнования в Алма-Ату. Предложение было заманчивым, но было одно «но». Наша подруга Галя Фокеева не заняла никакого места, и, соответственно, ей не было сделано такого предложения. И вот мы выдвинули ультиматум: «Останемся только в том случае, если возьмете Галю тоже». Ультиматум наш никто всерьез не принял, да и видели, наверное, что мы не спортсмены, а одно название. На том и закончилась моя спортивная карьера.

Вот это историческое фото: команда спортсменов школы имени Ушинского по бегу. Слева направо: Н.Мухина, В.Страхова, Г.Фокеева.

Источник: http://авторский материал
Категория: Статьи с интернета | Добавил: Natalya (08.02.2018) | Автор: Наталья Ивановна Зражевская E W
Просмотров: 41 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Профиль

Друзья сайта

  • АКИМАТ АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ
  • АКИМАТ САРКАНДСКОГО РАЙОНА
  • Лепсі ауылының ресми сайты
  • "Жетісу" телеарнасы
  • Газета «Жетысу»
  • Жетiсу футбол клубы
  • Образовательное Сообщество Казахстана
  • Национальная лига потребителей Казахстана
  • Sarkand-club
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0