Разделы новостей

Статьи с газеты [2]
Статьи с интернета [99]

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Статьи с интернета

ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ. ИНТЕРЬЕР ЖИЛИЩ
ЖИЛИ-БЫЛИ, НЕ ТУЖИЛИ
Сейчас, когда я смотрю старые фильмы, я с большим удовольствием смотрю на интерьеры. Все эти комоды, этажерки, буфеты, громоздкие, добротные, для наших детей – музейные экспонаты. А для нас они вещи из нашего детства, вещи, приобретенные нашими родителями, с которыми они и мы прожили всю жизнь.
А когда смотришь современные фильмы о 50-70 годах, сразу видишь десятки нестыковок вот именно в таких бытовых мелочах. То в ванночке пластмассовой ребенка купают, то еще что-нибудь. Какие пластмассовые ванночки? Цинковыми были ванночки, а уж если эмалированные – то это практически высший пилотаж!
И вот поэтому очень захотелось написать о том, какие вещи окружали нас. Вернемся в прошлое и посмотрим на типичную обстановку типичной семьи. Справедливости ради надо сказать, что обстановки как таковой особой не было. Жили в основном в тесноте, поэтому обязательным был набор самого необходимого: кровать, диван, стол, стулья, табуретки, сундук, шифоньер либо шкаф, комод, тумбочки под приемник, этажерка, швейная машинка, радиоприемник, позже появились серванты, книжные шкафы, стенки. Но обо всем по порядку.
Диван. Не знаю, кем и когда он был приобретен. Но сначала он стоял в ветаптеке. А мы занимали вторую половину в этом здании – через коридор. В наших комнатушках этот диван поставить было практически некуда. Изначально был он дермантиновым, черным, массивным. Такие диваны всегда стояли вплотную к стене, иначе спинка бы не держалась долго, вес у неё приличный. Спинка, кстати, была, как и сиденье, с применением пружин, достаточно толстая. И было все это в деревянном закругленном каркасе шириной сантиметров пятнадцать-двадцать. Сам диван был массивным, тяжелым. По краям – круглые валики-цилиндры. Когда верхний слой обветшал, можно было увидеть, что сделаны они из двух фанерных кругов, соединенных рёбрами из реек в цилиндр.
Когда мы переехали в новый построенный дом, где и прожили всю жизнь, диван в дом не потащили. Он занял почетное место в летней кухне. Предварительно его подреставрировали, подтянули пружины, заменили обшивку – она стала гобеленовой. И служил он верой и правдой еще много-много лет, до самого нашего отъезда из Лепсов. Сколько гостей он пережил – не счесть. Благополучно выдержал и скачки ребятни. А когда летом приезжало много гостей и мест всем не хватало, то стелили и на этом диване. Только при этом один валик нужно было откинуть. Валики были прикреплены петлями, типа дверных.
И такие вот диваны были почти у всех наших соседей. Точно помню, что у Видергольдов и Чепурнаевых они были. Несколько другие по дизайну, но принцип один.
Кровать тоже из предметов первой жизненной необходимости. Своей детской колыбели я не помню. Кажется, это была деревянная кроватка-качалка. Зато хорошо помню люльку, которая была у наших соседей Нестеровых, живших в ДЭУ. Еще в памяти всплыло забытое слово «зыбка». Подвешена она была на потолке, где крепко-накрепко было вбито кольцо, к которому крепились веревки, закрепленные по краям зыбки. Все это сооружение к полу крепилось пружиной, но ее можно было отсоединять и качать зыбку по принципу качелей. Но можно было и трясти на пружине. Правда, делать это нужно было осторожно, потому что ребенок мог запросто вылететь из люльки.
Больше я нигде, никогда и ни у кого не видела таких колыбелей. Нестеровы были деревенские, родом из села Веселого Андреевского района. Оттуда, наверное, и привезли эту диковинку. Но, кстати, вещь суперудобная. Я вспоминаю, как трясла свою дочку в коляске, сколько трудов стоило мне укачать ее. А в зыбке ребенку, наверное, гораздо комфортнее.

Из детства всем нам известна железная кровать с панцирной сеткой и никелированными спинками с шариками. Такие кровати можно было найти практически в каждом доме. Они были двуспальные, полуторные или односпальные. В больших семьях индивидуальная кровать для каждого ребенка – большая роскошь. Мы с сестрой, к примеру, спали на одной двуспальной кровати.
Но со временем плетение сетки ослабевает, она растягивается, и когда человек на нее ложится, он проваливается в середину. Чтобы сделать ложе пожестче, на сетку обычно клали плотную кошму, потом ватный матрац, а потом – перину. Как в той сказке про принцессу на горошине. Лично мне нравилось проваливаться в перину и делать теплое гнездо.
Если кровать морально устаревала и покупалась новая, то старая во дворе превращалась в батут для детворы. Сорви-головы умудрялись и в доме прыгать, беситься, устраивать подушечные бои, но за это всегда наказывали. Кровать с утра красиво заправлялась, на нее водружалась гора подушек, которые прикрывались тюлевой накидушкой с оборками. Во многих семьях я видела узорчатые подзоры. Но у нас не было. Перины и подушки изготавливались заранее и предполагались как приданое для девочки. И одеяла стегались собственноручно, на пялах. Из шерсти и из ваты, атласные и сатиновые. Вот лично я помогала стегать одеяла и хорошо помню, как это делалось. А мастер-классы давала нам Валя Михайлева, близкий и родной нам человек.

Практически в каждом доме в наше время был сундук. В сундуке хранили все самое ценное: одежду, новые ткани, а также использовали в качестве лавки или ложа для сна. Кое у кого на сундуках можно было видеть замок, что делало его, по сути, подобием современного сейфа. Чаще всего это были простенькие крашеные ящики с крышкой. У нас на него были набиты жестяные полоски, создающие ромбы. Помню, у моей бабушки внутри сундука крышка была обклеена старинными денежными купюрами – керенками. Вообще, путешествие в сундук было необычайно увлекательным. Там хранилось столько интересного! И когда мама начинала перебирать его, мы буквально прилипали к ней, заглядывали внутрь. Самим лазить в сундук не разрешалось.
А вещи ходовые, повседневные хранились в комодах и шкафах. Емкий и функциональный комод был практически в каждом доме. Когда мы уезжали из Лепсов, встал неизбежный вопрос: что брать с собой? Прислушались к мнению Валентины: «Комод нужно брать обязательно!». Так наш добрый старый комод совершил путешествие за тысячи километров в контейнере. Но по новому месту прописки прослужил он не очень долго. Во вновь создаваемый интерьер он не вписался по стилю и сейчас на заслуженном отдыхе в сарае. И это почти единственная вещь (из мебели) из той жизни, из того времени – из прошлого.
На комоде у нас был трельяж. Трельяж – трехстворчатое зеркало, центральная часть - большое зеркало и две движущиеся боковые створки. Это позволяло человеку рассматривать себя со всех сторон. И, конечно же, почти в каждом доме было трюмо. И обязательно круглый или овальный стол, покрытый плюшевой скатертью с кисточками или шариками по краям. Но были и другие скатерти, накидки, салфетки, занавески-задергушки на окна – тканевые, с вышивкой в стиле «ришелье», когда переведенный на ткань рисунок обшивался плотными стежками на машинке, а затем пространство между вышивкой аккуратно вырезалось, образуя сложные и очень нежные кружева. Это была очень кропотливая работа. Моя мама выбивала (так называли процесс вышивки ришелье) ночами все эти накидки, занавески, чтобы наполнить дом уютом и красотой. Купить в то время было нечего, да и особо не на что. Поэтому женщины занимались рукоделием, жертвуя часами сна и отдыха. Те, кто не видел этих шедевров, может посмотреть на современные скатерти из пластика или синтетики – это дешевая имитация тех натуральных вышивок, которые создавали мастерицы своими руками.
Хорошо помню, когда после побелки в доме удивительно пахло легкой, приятной свежестью, чистотой. Но бедлам был, конечно, еще тот. И вот мама укладывала нас спать, а когда мы просыпались, то попадали в сказку! Кругом порядок, везде накрахмаленные занавесочки, накидочки – красота! А имя волшебницы – МАМА, не спавшая всю ночь. Мы, дети, не всегда понимали и ценили ту самоотверженность и любовь, которые дарили нам мамы, а по-детски радовались такому чудесному преображению дома.
Не знаю, было ли это явление массовым, но у нас были большие комнатные цветы – фикус и роза. Они росли в специальных деревянных ящиках. Фикус был под потолок, а роза - большой пышный куст. Лично мне они никакого эстетического удовольствия не доставляли, ведь за ними нужно было ухаживать, протирать каждый листочек. Уборку всегда хотелось сделать быстрее, но протирание листьев было занятием муторным.
На стене в каждом доме висели ковры. Они в то время не отличались большим разнообразием - тканевые или плюшевые с изображением лошадей, оленей, лебедей и роз. На пол стелить ковры было не принято, под ногами лежали дорожки, чаще домотканые – пестренькие, полосатые. Ковровые дорожки были далеко не у всех. А потом начался ковровый бум! На них записывались в очередь, доставали по блату, привозили откуда-то, явно переплачивая. Ковер на стене – показатель престижа. Жизнь удалась! Спрос на ковры - при их довольно высокой цене - был невероятно велик.
Точно так же все уважающие себя хозяйки обзаводились хрустальной посудой – вазами, фужерами, салатниками. Хрусталь считался идеальным вариантом вложения материальных средств, показателем благосостояния. Выставлялось все это богатство в сервантах, а на них стояли фарфоровые фигурки слоников, статуэтки девушек, рыбки-графинчики. Дизайн сервантов был одинаковый: невысокие, на ножках, с полированной поверхностью.
А потом все буфеты и серванты стали вытеснять стенки. Сами по себе они были, конечно, удобны, многофункциональны. Здесь и посуду можно выставить, и книги, и вещи можно сложить в тумбочки и антресоли. Особенно ценились стенки импортные - «гэдээровские», чешские или румынские гарнитуры. Надо сказать, что цены на них были довольно внушительные и доходили до 1000 рублей при средней зарплате 100-120 рублей. Поэтому редко у кого можно было увидеть такую роскошь. Стенки покупались попроще. У нас была белорусская. И вот интерьер гостиной (зала) стал уже выглядеть примерно так: стенка, диван-книжка, кресла с деревянными подлокотниками, искусственный палас. Никакого полета фантазии! С полированных поверхностей убрали скатерочки, салфеточки. Абажуры заменились люстрами с пластмассовыми висюльками или стеклянными плафонами – грубой имитацией под хрусталь.
Со стен исчезли портреты родителей, бабушек и дедушек, рамки с черно-белыми фотографиями родственников. В каждом доме были такие! Картины в рамках тоже у многих имели место быть. У нас это была большая иллюстрация, изображающая какую-то китаянку. Картина была очень красивой: тона неброские, нежные, девушка очень красивая в национальном костюме с веером. И еще была работа местного художника -брата Валентины Кондратьевны Бельц (Кремис) -объемная аппликация из ткани - яркие анютки на темном фоне. Жаль, что эта работа не сохранилась. На мой взгляд, она имела определенную художественную ценность. А вот рамки с фотографиями сейчас вновь вошли в моду. Они различны по дизайну, но суть прежняя: каждому важно не только знать, что у него есть родные и близкие, но и видеть эти родные лица!
Вот так – примерно одинаково - жили мы в советское время. Как объяснить это тем, кто не видел этого, не застал? Послушайте, что рассказывают вам родители, прочитайте эти воспоминания, включите воображение. Предвижу реакцию наших внуков: «Господи, какая убогость!» Вы не правы. Всё познаётся в сравнении. Современная молодежь будет, конечно, сравнивать нашу жизнь и современные реалии. А мы сравнивали с той жизнью, которой жили наши дедушки и бабушки, с их тяжелыми бытовыми условиями. Вот это была жизнь на выживание! А мы радовались мирному небу над головой, крыше родительского дома, друзьям и играм – всему тому, о чем сегодня вспоминаем с такой нежностью и теплотой. И радовались приобретению вещей, ведь покупки делались не так уж часто.
Я думаю, что у каждого из нас сохранилось что-то из того времени, то, что напоминает нам сейчас о нашем небогатом житье-бытье, об отчем доме, о советских временах.
И несколько слов о комфорте наших жилищ. А вот с комфортом было не очень. Когда мы перешли в новый дом, в 1961 году, в нем была подведена вода в кухню. И это было большим благом, потому что многие тогда еще носили воду из колонок. Отопление было печным. Одна печь с открытой плитой для приготовления пищи была в кухне и другая, как правило, в зале. У многих это были голландки. Но у нас в детской комнате была печь по принципу кухонной, только повыше и без кружков. Верх у нее был кирпичный. Пространство там было небольшим, не поваляешься, но посидеть-помлеть там было сплошным удовольствием. От обогревателя исходило живое тепло. И обычным делом было, придя с мороза, сунуть ноги в духовку, чтобы быстрее отогреться. На припечке обычно лежали, сушились валенки и дрова для растопки. Потом уже в каждом доме сделали паровое отопление, выкинули печи.
И вспоминая все это, приходишь к мысли о том, меняется жизнь - меняются условия жизни. Что-то появляется, что-то становится ненужным. И только люди не меняются. У них может измениться качество жизни, они могут ппреехать из родных мест, стать богаче, могут даже поменять смысл своей жизни. Но внутри они навсегда останутся теми, какими их воспитала жизнь и родители. И не вычеркнут из памяти всего того, чем была наполнена жизнь. Жизнь в Лепсах.

Источник: http://авторский материал
Категория: Статьи с интернета | Добавил: Natalya (18.02.2018) | Автор: Наталья Ивановна Зражевская E W
Просмотров: 123 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Профиль

Друзья сайта

  • АКИМАТ АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ
  • АКИМАТ САРКАНДСКОГО РАЙОНА
  • Лепсі ауылының ресми сайты
  • "Жетісу" телеарнасы
  • Газета «Жетысу»
  • Жетiсу футбол клубы
  • Образовательное Сообщество Казахстана
  • Национальная лига потребителей Казахстана
  • Sarkand-club
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0