Разделы новостей

Статьи с газеты [2]
Статьи с интернета [98]

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Статьи с интернета

ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ. ЭТОЙ ДРУЖБЕ НЕТ ПРЕГРАД
Этой дружбе нет преград
Каждый класс по-своему неповторим и уникален. Но не каждый дружен. Дружба - очень сложные отношения. Не хочу говорить банальных слов, что друг - это тот, на кого можно положиться, кто не подведет и т.д. Я пытаюсь понять, когда мы стали по-настоящему дружны и как это случилось. В начальных классах у нас была какая-то текучка. Смотрю на фото первого и четвертого класса – ровно вполовину класс уменьшился, изменился его состав. Кто уехал, кто остался, новенькие пришли.
В седьмом классе опять перетасовка: из двух классов сделали два. Пока притирались, адаптировались, никто особо не высовывался. В девятом кто-то ушел сам, кому-то вежливо намекнули. И вот остался тот костяк, который «не задушишь, не убьешь». Конечно, все мы были с разными способностями, разными взглядами, разными характерами, разным отношением к учебе. Но не было среди нас циников, эгоистов, склочных и непорядочных. Были спокойные и шумные, активисты и пофигисты. Но не припомню, чтобы в старших классах у нас были заядлые прогульщики или двоечники. Мы же были комсомольцами! А комитет комсомола и за учебой следил, и за дисциплиной.
Так что же сдружило нас? Ежедневное совместное обучение еще не повод для дружбы. А вот внеклассные мероприятия – это да! Современным детям не понять того азарта, с каким мы собирали металлолом или макулатуру. Везли на машинах и тачках, тащили на себе, волокли волоком. Бурлаки на Волге отдыхают! И при этом задача не только сдать норму, но и обойти других. И ради этого готовы были из дому последний тазик утащить. И вот это сплачивало коллектив.
В порядке вещей были поездки в начале лета и осенью в подхоз. Ездить начинали, кажется, с седьмого класса. Под присмотром учителей нас вывозили на прополку овощей, а осенью – на уборку. Не знаю, была ли от нас какая-нибудь польза. Но сколько было загублено растений при прополке, никем не подсчитано, но подозреваю, что не один центнер. Зато было весело. Существовала своеобразная романтика в таких поездках. И сейчас вспоминаются не холод, слякоть, бытовые неудобства, тяжелый физический труд, ватники и кирзовые сапоги, а атмосфера общности, приподнятого настроения, романтики. На работу и с работы - в открытых грузовиках, горланя песни. Потом ужин, умылись-переоделись, и - откуда только силы берутся! - мы готовы и петь, и танцевать, мы бодры и готовы до утра веселиться! А сколько первых влюбленностей, сколько разбитых сердец родом из подхоза!
Любимое занятие в подхозе - измазать мальчишек/девчонок зубной пастой. В темноте, торопясь, чтобы никого не разбудить, замирая от каждого шороха. Было страшно, потому что темно и ничего не видно, и очень смешно.
А внеклассные мероприятия! Хвала и слава нашим педагогам! Какие вечера проводились! Литературный вечер, как правило, был посвящен творчеству какого- либо писателя или поэта. Мы принимали участие в некрасовском и горьковском вечерах. Мария Ивановна готовила содержательный сценарий, в котором обязательно была какая-либо театральная постановка. Помню, мне довелось играть Квашню в пьесе Горького «На дне». До габаритов моей героини я не доросла, и поэтому поверх моей куртки одели кофту Марии Ивановны, так и выступали.
Вообще, скучать нам в школе не давали, одно мероприятие следовало за другим. Мы любили принимать участие в музыкальных конкурсах, потому что были у нас таланты на поприще вокала. Марийка Осина обладала приятным голосом. У нас замирало сердце и наворачивались слезы на глаза, когда она пела «Огромное небо». Из ребят солировал Миша Саяпин.
Вот это были два наших золотых голоса. Но петь любили все, у кого был слух и у кого его не было. Пели и танцевали на «собирушках». Чего греха таить, по праздникам, несмотря на запреты учителей, собирались на вечеринки у кого-нибудь на квартире. Основными штаб-квартирами был дом Кульковых, наш дом и дом Серкебулановых.
О семье Кульковых лепсинцам рассказывать нет смысла, ведь не было человека, который бы не знал их. Вера Осиповна – учительница младших классов, именно она учила нас с первого по четвертый. Сколько нужно было иметь сил и терпения, любви к своему делу и детям, чтобы каждому из 42 учеников уделить внимание, научить читать и писать. Это сейчас учителя начальных классов лишь проверяют, чему научили детей дома. А у нас в классе были такие, кто даже русского языка не знал. И всех научили!
Кузьма Никитович – историк, добрейшей души человек, приветливый и радушный. Так вот в этой семье, вопреки школьным запретам, нас частенько привечали. Я думаю, это очень мудрые родители, ведь лучше, когда твои дети на глазах, чем неизвестно где. Но довеском к своим детям была еще орава одноклассников.
Мои родители тоже лояльно относились к коллективному времяпровождению одноклассников, не видели в этом ничего предосудительного. Правда, как-то на родительском собрании попали за это под раздачу. Обычно на собрания у нас ходила мама. Были мы детьми непроблемными и потому ее возвращения из школы со страхом не ждали. А тут у мамы что-то не сложилось, и на собрание отправили папу. Это было его первое и последнее посещение школы. Вместо обычных положительных отзывов об учебе, он выслушал лекцию о своих неправомерных действиях. А заключались они в том, что несовершеннолетние подростки под крышей нашего дома устроили вечеринку. Но мои родители знали всех моих одноклассников, доверяли нам. Видимо, они понимали, как нам хочется развеять пелену серых будней, устроить праздник, повеселиться. Как правило, они на это время уходили к соседям, но периодически приходили с проверкой и со спокойной душой уходили обратно. После мероприятия мы все дружно убирали посуду, наводили порядок.
Сейчас я вижу у многих богато обставленные квартиры и комнаты для детей с изобилием игрушек, игр, компьютеров. Но в них, как правило, не ступает нога посторонних, не говоря уж о целой ораве одноклассников. И я в душе благодарю своих родителей, которые никогда не препятствовали нашему общению с друзьями, доверяли и помогали нам.
В большом гостеприимном доме Серкебулановых мы тоже собирались не раз, какой-то праздник отмечали у Ани Демешко, у Айболата Шаяхметова, у Нины Прис. И вот эта атмосфера подготовки, когда совместно пеклись торты, сносились продукты, что-то из них готовилось, очень сближала, никто не уклонялся и не отлынивал.
Помню, пекли мы как-то у нас торт. И один корж продегустировала наша собачка. Мы быстро ее отогнали, добавили туда какие-то кусочки, замазали кремом и договорились, что поставим это на край к мальчишкам. Когда мы все это проделали, то были очень довольны собой, шептались и хихикали. К удивлению, мальчишки тоже хихикали. Оказалось, что кто-то из девчонок проговорился, и мы за что боролись, на то и напоролись. Ребята поменяли торты. Но никто не обиделся, это стало лишь поводом для смеха.
На таких вечеринках мы больше танцевали. А пели мы обычно, когда летом гуляли «шоблой». Каждый день под забором слышался условный свист, это была толпа одноклассников. Я обычно шла отпрашиваться к маме, она говорила: «Спроси у папы». Я шла к папе, он говорил: «Спроси у мамы». И тогда я бежала к маме и, не моргнув глазом, докладывала, что папа разрешил. Маме говорила, что папа меня отпустил, и убегала гулять. Бывало, что отпрашивать заходил кто-либо из одноклассников, чаще всего это был Вова Кульков либо Айболат Шаяхметов, к которым мои родители относились с уважением и доверием. А вообще-то всех моих одноклассников мои родители хорошо знали, ведь они нередко бывали у нас, брали почитать книги. Папа выписывал подписные издания, у нас была богатая библиотека. Так вот Джека Лондона, Дюма, Артура Конан Дойла и Мопассана у нас затаскали и затерли. Родители не запрещали давать книги почитать, они ходили по рукам, и многие затерялись.
Наши гуляния состояли из сбора участников, непосредственно гуляний и провожаний. Как проходила первая часть в моей семье, я уже описала. Аналогично она проходила в каждом доме. Начинали с третьего квартала, где жила Тамара Карпусова. Затем по ходу высвистывали Нину Прис. А уж на Заводской улице жило большинство наших одноклассников: Эрна Эбенгерд, Наташа Шмакова, Галя Миллер, Люба Гейт, Таня Шиллер. Я жила в центре, а вот Наташа Кнорр почти возле нефтебазы. На сборы уходило достаточно много времени. А мальчишки собирались раньше, уж не знаю, кто за кем заходил. Нашими постоянными кавалерами (не совсем правильное слово, но другого не подберу. Не было у нас флиртов и заигрываний, была крепкая, хорошая дружба) были Вова Кульков, Миша Саяпин, Нурид Нуртазин, Аймукан Серкебуланов, Федя Голлей, Саша Герцен, Айболат Шаяхметов, Петя Харламов.
И вот такой толпой шли мы по шоссейке ( так все называли шоссе) километра до третьего. Благо, транспорта в то время было мало, а вечером – тем более. Нам доставляло неимоверное удовольствие сам этот процесс общения, мы постоянно чему-то смеялись. И пели! Без всякого стеснения, громко, хором.
А вот уж на провожания разбивались на группы по месту проживания либо по симпатиям. Были мы молоды и, конечно же, головы кружились от каких-то слов и взглядов. Но вольностей никто себе не позволял.
А перед окончанием школы у нас зародилась идея «фикс». Не помню, кто был инициатором, но состояла она в следующем: чтобы нам не расставаться, нужно всем вместе поехать на БАМ. Тогда это была стройка века, и газеты пестрели призывами принять в ней участие. А как же мы, комсомольцы, могли это не поддержать. Мы на полном серьезе загорелись, горячо обсуждали свою задумку, мечтали. Конечно, родители пытались отрезвить нас, в каждом доме были дебаты, но мы твердо стояли на своем. Своим решением мы поделились с Владимиром Филипповичем. К удивлению, он поддержал нас, но сказал, что мы должны предварительно написать туда письмо, решить все нюансы. Владимир Филиппович был мудрым человеком. Как руководитель партийной организации, он, конечно, не имел морального права нас отговаривать. Но как человек, он понимал, что все это не более чем мыльный пузырь, который попереливается на солнце всеми цветами радуги и лопнет. Так оно и случилось. Ответ на наше письмо мы получили. Нам предложили прежде получить какие-либо рабочие специальности, необходимые на строительстве, а уже затем уже приезжать на БАМ. Как? Мы и в ПТУ? Такая перспектива охладила наш пыл. Вообще, сейчас понимаешь, насколько наивны и недальновидны мы тогда были.
Поступать разъехались кто куда. Многие поехали в Алма-Ату. Я благополучно завалила первый же экзамен в институт иностранных языков и не знала, что же делать дальше: ехать домой или поступать в техникум. И тут опять на горизонте нарисовались мои одноклассники. Конечно, в техникум! И не какой-нибудь, а именно в техникум связи. Туда уже подали документы семь человек из нашей школы. Это же так здорово: будем и здесь учиться вместе. Аргументы я сочла убедительными и отнесла документы в техникум связи. Но мои одноклассники попали в первый поток, а я во второй. Так вот в первом потоке всех моих друзей срезали. А я нежданно-негаданно поступила. Одна! Оно мне было надо? Но сразу документы я забрать не решилась, и полтора года ушло на то, чтобы понять, что технарь из меня никакой.
Годы становления, когда на человека сваливается столько проблем – семья, маленькие дети, жилищные вопросы, профессиональный рост и карьера - развели нас по разным городам и странам. Нужно учесть, что нам довелось пережить лихие девяностые с перестройкой, безденежьем, безработицей. В это время народ не жил, а выживал. Но при первом удобном случае мы старались узнать что-то друг о друге, передать привет. Связующим звеном стала Тамара Карпусова. Много лет она проработала в книжном магазине, и каждый, кто приезжал в Лепсы, обязательно заходил к ней.
И вот, когда все штормы позади, мы вдруг с удивлением обнаружили, что мы поседели, погрузнели. Только душа упорно сопротивляется возрасту, она постоянно возвращает нас в нашу замечательную, чистую и светлую юность. И очень кстати появилась возможность общаться в Одноклассниках. Мы разыскали абсолютно всех! Но только общения в интернете нам стало мало. И тогда родилась идея встретиться. Конечно, логично было бы встретиться в дорогих нашему сердцу Лепсах. Но слишком далеко мы все разлетелись. Поскольку большинство наших товарищей осело в Сибири, именно там и решили назначить встречу. Все организационные вопросы взял на себя Володя Кульков, горячо загоревшийся идеей этой встречи. Именно благодаря ему она и состоялась. И вот в назначенное время в Новосибирске собрались друзья: Владимир Кульков, чета Голлеев – Федя Голлей и Таня Шиллер из Германии, оттуда же прилетел и Александр Герцен. Наташа Кнорр приехала из Красноярска, Тамара Карпусова - из Новокузнецка. Из Омска приехала Галя Миллер с братом Сергеем и тоже лепсинцем Мырзагали Хайтжановым. Нина Прис приехала из Анжеро-Судженска, я, Зражевская Наталья, - из города на Волге Сызрани. Наташа Шмакова с мужем Николаем приехали из Сургута. Подтянулись и новосибирцы – Петр Рябухин и Фанис Ахметшин, Владимир Силаев. Последние не учились с нами, но откликнулись на приглашение встретиться с земляками.
Не передать радости встречи! После долгой разлуки такая встреча будоражит. Оказалось, что взаимное притяжение не ослабло. Прожив жизнь, мы осознали, что школьные друзья - самые верные и понимающие, а дружба, если она с детства - самая крепкая и бескорыстная.
Что удивительно, мы убедились, что характеры не меняются! Видимо, это константа закладывается с детства на всю жизнь. Внешность у нас всех, разумеется, изменилась. Но на своих друзей и подруг я, вероятно, смотрела глазами сердца. Сердце не замечает морщинок, поседевших волос и выросших животиков. Оно видит в людях что-то другое, что остаётся неизменным с течением времени. И уже через час нам стало казаться, что не было этих десятилетий разлуки, что мы такие же молодые, озорные. Удивительно, но нам всем нашлось о чём разговаривать друг с другом те несколько суток, которые мы провели вместе в живописном местечке под Новосибирском.
А через год, в 2008 году, состоялась еще одна встреча. По приглашению наших ребят мы посетили Германию. Принимающая сторона - Федя Голлей, Таня Шиллер, Саша Герцен и его супруга Ирина - сделали все возможное и невозможное, чтобы эта поездка запомнилась нам на всю жизнь. На такой вояж отважились Майраковы - Наташа Шмакова с мужем Николаем, Люба Гейт и я. В Германии мы повидались еще с одной одноклассницей Эрной Эбенгерд. О том, что мы там видели и где побывали, нужно писать отдельную книгу. Просто хочу сказать, что это были две недели счастья. И не только потому, что мы увидели массу достопримечательностей. Мы испытывали невероятный кайф от общения друг с другом, от добрых воспоминаний, захлестнувших нас.
Хочется надеяться, что встречи с друзьями еще впереди. Низкий поклон интернету. В любую минуту я могу увидеть своих дорогих подруг, поболтать ни о чем и о многом. И на душе становится тепло и светло.

Источник: http://авторский материал
Категория: Статьи с интернета | Добавил: Natalya (11.02.2018) | Автор: Наталья Ивановна Зражевская E W
Просмотров: 50 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Профиль

Друзья сайта

  • АКИМАТ АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ
  • АКИМАТ САРКАНДСКОГО РАЙОНА
  • Лепсі ауылының ресми сайты
  • "Жетісу" телеарнасы
  • Газета «Жетысу»
  • Жетiсу футбол клубы
  • Образовательное Сообщество Казахстана
  • Национальная лига потребителей Казахстана
  • Sarkand-club
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0