Разделы новостей

Статьи с газеты [2]
Статьи с интернета [98]

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Статьи с интернета

ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ
ПРИТЯЖЕНЬЕ ЛЕПСОВ. КАК СОЗДАВАЛАСЬ ЭТА КНИГА

Авторы идеи – дорогие и близкие мне люди - сестра Валентина и ее муж Владимир Зырянов. В принципе, мысль такая меня посещала, но не задержалась надолго в моей голове и благополучно выветрилась, вытеснилась какими-то извечными делами, проблемами. И вот появилась книга о Лепсах Кенжехан Бибатыровой. Мне очень-очень захотелось ее прочитать, и я приложила массу усилий, чтобы приобрести ее. Просьбу мою выполнили племянницы, поехавшие навестить бабушку в Алматы. Таким образом книга попала сначала в руки Вали с Володей, они первыми ее прочитали. Хорошая книга! Это как письмо от близкого человека: сначала ждешь его и радуешься, завидев в почтовом ящике белый прямоугольник. С волнением достаешь конверт, по почерку узнаешь, от кого оно, потом читаешь, перечитываешь, пытаешься прочитать что-то между строчек и сожалеешь, что оно так быстро закончилось. Неслучайно многие лепсинцы спрашивали Кенжехан, будет ли продолжение. В принципе, тема Лепсов неисчерпаема. Повториться здесь невозможно, потому что у каждого свое восприятие, свои воспоминания, свои размышления. Я бы с удовольствием почитала еще чьи-либо мемуары. Так вот мои близкие решили, почему бы мне не написать свои, и разговор со мной они напористо: «Ты должна написать книгу о Лепсах! Отговорки не принимаются. Мы тебе поможем. Ты сможешь».
Два слова о том, зачем это нужно Зыряновым. Ну, с Валей все понятно: она родилась и выросла в Лепсах, они дороги ее сердцу. А вот Володя всегда сожалеет о том, что нет у него малой родины, с которой были бы связаны самые хорошие воспоминания, где самая красивая природа, самые интересные истории, самые красивые, хорошие, добрые и отзывчивые люди. Конечно же, он не с Луны свалился, и в его паспорте отмечено место рождения. Но это именно место рождения, а не родной край - ГДР, город Лейпциг. Там в то время проходил службу его отец. А потом были еще разные республики и города. Но не было того места, куда едешь с замиранием сердца, где встретишь друзей детства, где каждый встречный тебе знаком. И потому прикипел сердцем Володя к нашим Лепсам. Потому так убежденно считает, что книга о Лепсах просто необходима всем нам, нашим детям, внукам. Ведь уходят люди – уходит память.
Предложение в общем-то легло на подготовленную почву. В прошлом году взялась я восстанавливать боевой путь отца, Зражевского Ивана Игнатьевича. По военному билету, по архивным сведениям, благо, что сейчас все выложено в интернет. И еще то, что вспомнила из его рассказов. А рассказывать о войне папа не любил. Во всяком случае, нам, дочкам. А вот когда собирались за рюмкой чая его ровесники – дело другое. Краем уха я кое-что слышала. А надо было ушки на макушку и записывать. Ведь это живая история! К сожалению, тогда мы этого не понимали. А время неумолимо бежит, и каждый прожитый день становится частичкой истории. И чем дольше, тем меньше у нас возможности узнать о прошлом наших родителей, наших земляков, друзей, соседей. И никакие историки не будут этим заниматься, если не займемся мы сами. Именно мы, именно сейчас, именно сегодня. Ведь каждый из нас – уникальный летописец. Все мы индивидуальны со всеми своими умениями и душевными качествами, сильными и слабыми сторонами, увлечениями и заботами. Все мы обладаем индивидуальной памятью. Может быть то, что сохранилось в твоей памяти, больше уже никто не помнит! Как дорога любая история, любое воспоминание о знакомых людях, о том, что объединяет нас, создает безмерное притяжение. Притяженье Лепсов. Это словосочетание я решила сделать названием книги.
Осознание необходимости создания мемуаров лепсинской тематики пришло и к моим ровесникам. Один товарищ написал мне: «История Лепсов очень интересная. В годы войны здесь был завод каустической соды, авторемонтный завод. На товарняках в Лепсы везли немцев, корейцев, чеченцев, греков. Гвоздильный завод эвакуировали с Украины. В 70-х нашему поколению надо было не водкой увлекаться, а записывать воспоминания людей, по разным причинам приехавшим в Лепсы».
В том, что единомышленников у меня немало, я убедилась, когда сделала рассылку землякам со следующим текстом: «Здравствуйте. Как бы Вы отнеслись к идее написать книгу о Лепсах? Наверное, книга – это громко сказано, но сборник воспоминаний – вполне реально. Уже несколько земляков озвучили мне такое поручение-предложение. Действительно, у каждого из нас есть что вспомнить о поселке, его людях, о том далеком времени. И чем больше таких воспоминаний, тем полнее мы воссоздадим картину прошлого».
Рассылку я сделала по разным адресам. Хвала и слава интернету! В первую очередь, конечно же, тем, кто у меня в друзьях, с кем знакома лично. Но затем решила расширить рамки, вычислила активных участников лепсинских групп, оставляющих там свои сообщения. И по их адресам тоже полетело такое письмо. Первая реакция: «Отлично», «Здорово», « Поддерживаем». Возникло опасение: а не закончится ли все на этом? Ты пиши, а мы почитаем. Поэтому каждому ответившему я написала следующее письмо: «Уходит время, уходят люди… Но жива память. Память о жизни в Лепсах, о ее людях. Наши воспоминания вряд ли будут интересны посторонним. Но для нас, земляков, они бесценны. Поэтому логичным кажется принцип "с миру - по нитке». Думаю, нам с вами есть о чем и о ком вспомнить. Так давайте обо всем этом напишем».
И я в радостном предвкушении взялась за личные воспоминания, буквально погрузилась в атмосферу детства и отрочество, удивляясь сама себе, что в памяти всплывает, казалось бы, давно забытое. К работе активно подключилась Нина Петровна Нартова – ее воспоминания я записывала с ее слов. Горячо откликнулась Ольга Голтвина, буквально сразу же записавшая свои воспоминания.
А затем повисла пауза. Если быть честными, то лишь единицы еще со школьных лет умели и любили писать сочинения. И вот этот страх перед чистым листом бумаги у многих сохранился на всю жизнь. Ведь все мы – вчерашние школьники. Так что мою инициативу многие, в принципе, одобрили. А вот дальше дело застопорилось. В ответ на мои напоминалки мне присылали лишь грустные смайлики.
Но вот на просторах интернета появился некто Мурат Дакубаев, мой сосед. И хотя прежде наше общение вживую со времен совместной активной пионерской деятельности ограничивалось лишь приветствиями, сейчас же мы «встретились» как родные.
Мурат – человек с уникальной топографической памятью, он взялся поквартально нарисовать карту Лепсов и воспроизвел каждый квартал. Это удивительно! Он как будто запустил беспилотник в прошлое. Это задело за живое всех лепсинцев, всколыхнуло память. На лепсинском форуме завязалось живое и очень искреннее общение. Участники диалога – люди одного поколения – 60-80 годов, в памяти которых сохранилось немало подробностей о жизни в Лепсах, о событиях и людях. Каждое сообщение встречало отклик, порождало ответные комментарии, обрастало подробностями. Многие признавались, что, прочитав их, они как будто вновь побывали дома и даже узнали много нового для себя.
Хочется отметить вклад Виктора Эльриха. О чем бы ни заходила речь, он проявлял компетентность во всех вопросах, оставлял толковые и обстоятельные комментарии. Его памяти можно только позавидовать – поистине энциклопедия лепсинской жизни.
Было приятно, что надежной группой поддержки стала семья Вавленко, активно поддержавшая идею и включившаяся в работу. Аня, со свойственной ей энергичностью, не только взялась за записки, но и поддерживала диалог на Большом лепсинском форуме – так можно назвать ленту с комментариями к фото Каира Рахимова «Лепсы, Лепсы, Лепсы…». Нередко свои теплые отклики оставляла и Людмила Вавленко-Трунилина. А Сергей работал втихомолочку. Похоже, процесс этот его увлек, поскольку он написал: «Начал печатать воспоминания. Если тебя устроит форма повествования, я продолжу, если нет, то все равно продолжу…»
Лента воспоминаний как неровный пульс, то взволнованный и учащенный, то замедленный, с паузами. Какие-то темы вызывали повышенный интерес, к обсуждению подключались все новые и новые участники. Стало понятно, что многие, даже если не участвуют, то следят за ходом обсуждения. И лишь изредка вставляют какие-то замечания, дополнения. А иногда пульс воспоминаний замирал и становилось тревожно: не оборвется ли он? Это ниточка, связывающая с земляками, с родиной, стала одновременно нитью между прошлым и настоящим, ведь встреча в интернете породила просто неисчерпаемый поток тем, воспоминаний о людях, о событиях, о разных деталях и милых сердцу мелочах.
Но лента форума прокручивается быстро. Чтобы все это не кануло в Лету, я скопировала комментарии земляков, чтобы использовать их в книге. Какие-то факты дополнили уже написанные мною материалы, какие-то темы я начала писать с нуля, используя подсказки земляков. Разумеется, сделаны ссылки на источники информации.
Не без боязни взялась писать о предприятиях поселка. Изначально я не планировала освещения таких тем. Однако прислушалась к советам и пожеланиям, так сказать, заявкам трудящихся. Действительно, все мы жили не праздно, а работали. Таких, кто скакал с одного предприятия на другое, было немного. В основном, люди десятилетиями работали на одном и том же месте, причем, работали добросовестно. Было в то время ныне утраченное преимущество – уважение к человеку труда. О передовиках производства писали в газетах, их приглашали на классные часы в школу, они сидели в президиуме на торжественных собраниях.
Общими усилиями мы вспомнили десятки фамилий наших земляков, работающих на том или ином предприятии. И тем не менее материалы, посвященные предприятиям поселка, написаны достаточно произвольно. Во-первых, отсутствует документальная точность. Я допускаю, что что-то мы пропустили, что-то перепутали и заранее прошу простить за какие-либо неточности. Чтобы создать полноценную историю того или иного предприятия, нужна более обстоятельная работа со многими источниками и людьми. Этим должны заниматься те, кто непосредственно там трудился, знает специфику работы, историю предприятия, коллектив работников. А мы лишь вспомнили, какие у нас были организации. Заранее предвидя критику, хочу сказать, что это не более чем дилетантский экскурс, не претендующий на полноценное освещение деятельности, структуры и развития того или иного предприятия. Здесь лишь упоминание о том, что такие предприятия имели место быть, и на них работали определенные люди. Не более.
В заключение хочу сказать, что родной край, место, где ты родился и вырос, забыть невозможно. Почти все мы переехали из родного поселка, но это не значит, что вычеркнули его из своей жизни. И если даже не удается там бывать, каждый интересуется, что там происходит, не теряет связи с друзьями детства и одноклассниками, радуется встрече с земляками. Человек не может жить без родины, не может забыть тех мест, где родился, учился, дружил, влюблялся. Малая родина - это отчий дом, домашнее тепло, первые книги, это все, что связано с детством и неповторимой юностью. Об этом воспоминания мои и моих земляков.

ХРОНИКА: ОТ ИСТОКОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ
Люди селятся везде, где они могут найти пищу и воду, необходимые для жизни. История района уходит корнями в глубокое прошлое. Когда-то по степям Прибалхашья, вдоль озера Балхаш, пролегал Шелковый путь, по которому караваны верблюдов везли шелк из Китая. Мчались по почтовому тракту лошадиные упряжки – единственный транспорт в дореволюционные времена. Романовское поселение на территории нашего района – одно из звеньев почтовой службы.
Что же представлял собой почтовый тракт? Это несколько улучшенная колесная, полевая дорога, с ее грязью после дождей и постоянной пылью летом. Почтовый тракт был основным звеном тогдашней системы почтовый службы. За сутки гонцы могли преодолевать более 300 км. Для этого надо было постоянно получать свежих лошадей. Такая смена происходила в день на 5-6 станциях, которые работали круглосуточно.
На станциях предусматривалось наличие мест для ночлега путников и мест для приема пищи. Поэтому ямщики жили при станциях семьями, члены которых тоже участвовали в обслуживании путников. Ямщики обязаны были ехать в любое время, ночью и днем, в любую погоду и быть готовыми принять почту и доставить путников.
Верненский тракт исправно служил до 1918 года, пока не началась гражданская война. Вновь заработал почтовый тракт в 1921 году, а утратил свое значение после прокладки железной дороги.
А когда появился наш поселок? Общепринятая версия – появление его в связи со стройкой века – Турксибом. Земляное полотно, водонапорная башня, вокзал, станционные здания, казармы, жилые дома и другие сооружения строились на нашей станции, согласно архивным данным, с 1928 по 1932 год.
Вот первые впечатления строителей Турксиба о наших краях: «...В то время мы работали в совершенно пустынной степи. Нигде ни деревца, ни кустика, даже травки! Только редкий ковыль. Теперь в эту картину человек внес свой штрих. Буквально. Этот штрих от горизонта на севере и почти до самого неба на юге рассек пустыню пополам на восточную и западную половины, сровняв на своем пути все холмы. Это пролегло полотно насыпи».
Укладка пути Турксиба велась с двух концов. С севера от Семипалатинска шла к югу одна путеукладочная колонна, с юга, от станции Луговая, мимо Алматы в восьми километрах от города — другая колонна путеукладчиков. Работали по 10—12 часов в день, и каждая колонна за день укладывала по четыре километра пути, сближаясь со скоростью около восьми километров в сутки. Несмотря на бытовые трудности и неустроенность, люди работали с большим энтузиазмом.
Смычка — соединение северного и южного участков Турксиба — произошла 25 апреля 1930 года на станции Айна-Булак. По официальным данным, смычка рельсовой колеи Турксиба была выполнена на 17 месяцев раньше намеченного срока. Так была построена важная стратегическая магистраль протяженностью 1 445 километров.
Но посёлок наш, по неподтвержденным сведениям, старше Турсиба. Основали его якобы татары, которые компактно здесь проживали. А затем уже на обжитом месте, мимо которого прошел Турксиб, было начато строительства станции. Роль Турксиба для страны была велика: он связал Сибирь и Среднюю Азию. Не меньшую роль он сыграл и в развитии нашего края. Население стало прирастать за счет железнодорожников. Это были и направленные сюда специалисты, и местные жители, обучившиеся специальностям путейцев, машинистов, механиков, связистов.
К сожалению, мы не располагаем какими-либо документальными свидетельствами или хотя бы воспоминанием очевидцев тех лет. Возможно, в архивах есть какие-то документы, способные пролить свет на этот вопрос. Но, похоже, заниматься этим некому. И поэтому за модель можно взять историческую терминологию: до нашей эры и после нашей эры. Если линией разграничения считать дату строительства Турксиба, то это будет звучать так: до строительства Турксиба и после его пуска. Так вот, все, что «до» - одно большое белое пятно. А свидетельства стройки века еще кое-какие сохранились: железнодорожные дома, вокзал.
В 2010 году Турксибу исполнилось 90 лет. А сколько на самом деле лет поселку Лепсы?
Разумеется, кое- что есть в интернете. Вот это кое-что:
в 1934г был образован Лепсинский поселковый совет;
в 1938г Лепсы получил статус рабочего посёлка;
в 1941г центр района перенесён в Лепсы;
в 1941-1959 и 1972-1997 административный центр Бурлю-Тобинского района;
в 1949г был упразднён Бурлю-Тобинский поселковый совет;
с 2013 года Лепсы вновь село.
В 1993 году Бурлютобинский район был переименован в Борлитобинский район.
В 1997 года Борлитобинский район был упразднён, при этом его территория была разделена между Аксуским, Капальским, Каратальским и Саркандским районами.
Население: 1999г - 3.842 человека. 2009г - 2.567 человек
Эти данные не совсем полно отображают истинную картину, в состав каких районов входили Лепсы в разные годы. Наши односельчане помнят, что что поселок был центром Бурлю-Тобинского района в 1941-1959 годах. А потом прибалхашские земли с совхозами и железнодорожными станциями, как переходящее Красное знамя, передавались из рук в руки: сначала в Аксуйский район ( примерно 1959 – 1963 годы), потом в Каратальский район, затем в Андреевский. И только в 1972 году Лепсы вновь стали центром Бурлю-Тобинского района и пробыли в этом статусе до 1997 года.
Думаю, полезно вспомнить предысторию. Изначально центр нашего района был в пос. Бурлю, куда отходила железнодорожная ветка от ст. Каратас. В то время там был порт, через который поступали грузы на Балхашский медеплавильный завод. Это был достаточно большой грузопотоок. Подсобным хозяйством Балхашского медеплавильного завода был подхоз Лепсы. Вся выращиваемая там сельхозпродукция отправлялась баржами через Бурлю на другую сторону озера. По маршруту Бурлю-Балхаш даже курсировал лопастной пароход «Иосиф Сталин» (его каркас еще долго лежал в Карачагане на берегу). В портовом поселке была довольно развитая инфраструктура: Госпароходство, рыбзавод, банк, больница, магазины. Потом, когда построили железную дорогу в г. Балхаш, порт Бурлю закрыли, а райцентр перевели в Лепсы.
Перевод района в Лепсы в 1941 году был продиктован, в первую очередь, требованием военного времени. Необходимо было оперативно производить мобилизацию и отправку на фронт. Поэтому железнодорожное сообщение было очень важно.
Интересен вопрос, что же означает название Бурлю-Тобе? Вторая часть не вызывает споров – гора. В топонимике казахских населенных пунктов это достаточно частое название: Ак-Тобе, Кок-Тобе. Но в этом случае все ясно: белая гора, зеленая гора (курган). А вот сочетание Бурлю-Тобе (в казахской транскрипции Борли-Тобе) порождает споры, разные толкования и версии.
1. Бурлю-Тобе – меловая гора. Такое объяснение в Википедии. Мнение авторитетного издания наши земляки подвергли сомнению. В нашей местности отродясь не велась добыча мела- горной породы органического происхождения. «Мел» по-казахски «бор». Это созвучие могло породить такое поверхностное толкование.
Ну откуда у нас меловые горы? Местные жители, в принципе, знают, что на прибрежных к Балхашу территориях есть горы соли, которую некогда добывали, и динардита – природного сырья, из которого делали каустическую соду. (Историческая справка: в в 40-е годы у нас было налажено производство каустической соды для паровозов, в которых от пара и кипятка накипью забивало трубки, образовывался слой накипи в котлах, а каустик разъедал всю эту накипь. До сих пор на территории бывшего ПЧ сохранились кучи этой соды.)
Поскольку и соль, и динардит - вещества белые, это, возможно, могло, породить ассоциацию с меловыми горами. Хочу повториться, что местные жители к такому объяснению относятся весьма скептически. Ведь зачастую объяснять названия берутся люди, весьма далекие от тех мест, никогда там не бывавшие. Так, в книге И.Сергеева «Тайна географических названий» я прочитала следующее: «Особенно часто менялись и меняются начертания географических названий в Средней Азии. …город Лепсинск стал городом Лепсы». Хотелось бы побывать в тех городах!
2. Второе объяснение исходит непосредственно от коренных жителей Борлитобинского района (такова официально закрепленная современная транскрипция названия района). «Борли» переводится как "волк" -самец, вожак, «тобе» - это сопка, гора, курган. По- русски это бы звучало как Волчегорский район. Непривычное словосочетание, а вот Бурлю-Тобинский – родное и близкое. Коренные жители вспоминают, что в тех местах прежде действительно было много волков. Так что этот вариант объяснения названия выглядит более логичным и убедительным.
По поводу этимологии - происхождения названий - всегда много версий и легенд. И невозможно доказать достоверность того или другого объяснения, можно только предполагать. Наша версия - это не что иное, как народная топонимика, которую относят к разряду фольклора. Истинная топонимика основана прежде всего на лингвистических исследованиях. Но никто не собирается исследовать названия, уже ушедшие в историю. Так пусть будет хоть народная топонимика. Бурлю-Тобе -волчье логово под горой либо волчья гора.
А вот объяснение названия «Лепсы» есть в Топонимическом словаре Казахстана.
Лепсы – река в Джунгарском Алатау. «Леп» - берег (согд) и «су» (тюрк.) река. Последний видоизменился в «сы». А название поселку дано по названию реки. Так что жили мы, оказывается, в Речном Береге – благословенном Лепсы!
Неоднократно менялось название области, в состав которой входил наш район. В 1944 году из северной части Алма-Атинской области была образована Талды-Курганская область с областным центром в г.Талды-Курган, в 1959 была вновь включена в состав Алма-Атинской области, а в 1967 вновь выделена в отдельную область. В 1993 году была переименована в Талдыкорганскую область, а в 1997 году ее территория вновь полностью вошла в состав Алматинской области.
Следует сказать, что 70-е годы, когда Лепсы получили статус районного центра, стали временем подъема, строительства, новых преобразований, улучшения инфраструктуры поселка. Но грянули лихие 90-е. Чтобы освежить в памяти события тех лет, я подобрала в интернете выдержки обозревателей, которые предлагаю вашему вниманию.
«Мгновенный переход к рынку вызвал потрясение (англ. The Shock). Это психологическое явление было названо «шокотерапией», но к лечебным процессам никакого отношения не имело. Освобожденные цены в 90-е годы начали расти в разы стремительнее, чем доходы большей части населения. Вклады Сбербанка потеряли свою ценность, про них чаще всего говорили, что они «пропали», но законы сохранения материи действуют и в экономике. Ничего не исчезает, в том числе и деньги, которые просто сменили своих владельцев. Но сберкнижками дело не ограничилось: началась приватизация всей народной собственности. Юридически этот процесс был оформлен как бесплатная раздача ваучеров, за которые формально можно было приобрести акции предприятий. На деле этот метод страдал важным пороком. Так называемые «ваучеры» массово скупили те, кто имел на это средства и возможности, и вскоре заводы, фабрики, колхозы и другие субъекты советского хозяйствования перешли в частные руки. Рабочим и крестьянам опять ничего не досталось.
Культура. Ничто так не характеризует атмосферу эпохи, как духовная жизнь. В 90-е годы государственное финансирование культурных программ было практически свернуто. Начался отток талантливых деятелей за рубеж в поисках лучшей жизни.
Партийная жизнь. После отмены монополии КПСС наступило время «плюрализма». Страна стала многопартийной, образовались десятки партий. Они объединялись, разъединялись, конфликтовали, спорили, но, в общем-то, внешне мало отличались одна от другой, хотя и разнообразили политическую жизнь. Все обещали, что скоро будет хорошо. Народ не верил. Очевидно, народ все же понимал, что возврата к социалистическим порядкам все равно не будет. Точка невозврата пройдена».
С 1991 года начался распад государства, некогда могущественного Советского Союза. Одна за другой объявляли о своей независимости бывшие союзные республики и заявляли о собственном суверенитете. Казахстан также стал независимым государством – республикой Казахстан.
Когда распался Союз, и в России, и в Казахстане была полная неразбериха. Многие потеряли работу и начали метаться. Люди потянулись на «историческую родину»: немцы – в Германию, русские - в Россию. Но это не более, чем официальная формулировка, потому что Родиной для всех нас был и остается Казахстан, где мы родились и выросли, получили образование. И, конечно же, не межнациональные отношения стали причиной отъезда многих моих соотечественников, а обнищание народа из-за экономических проблем.
Казахстан в области межнациональных отношений всегда был примером для всех бывших республик СССР. Конечно, отдельные инциденты бывали. Я работала в школе заместителем директора по воспитательной работе, поэтому доводилось порой разбираться в драках, «счетчиках». Но все такие случаи пресекались. И до сих пор в Казахстане русский язык официально считается наравне с государственным, это закреплено в Конституции РК. Президент РК Нурсултан Назарбаев всегда, с самого распада СССР, призывал к толерантности и дружбе между народами.
Казахи по менталитету гораздо дальше от русских, чем те же украинцы. Но они не смотрят на нас, граждан уже других государств, злыми глазами. Мы по-прежнему остались добрыми друзьями, соседями, одноклассниками. У нас общее прошлое, общие воспоминания, общая малая родина. И мы от души желаем друг другу, чтобы все было хорошо.

ХОРОШО ТАМ, ГДЕ МЫ БЫЛИ!
Давайте, положа руку на сердце, признаем, что Лепсы - не самое комфортное место на земле для проживания. Нелепсинцы обычно говорили: «Ужас! Как вы там живете, в этих песках?» Но мы привыкли и даже мысли не допускали, чтобы куда-то уехать в поисках лучшего. Хорошо там, где нас нет! Отток, конечно, был. Уезжала после окончания школы молодежь, поступала в вузы, отправлялась по направлениям. Так вот и оседали лепсинцы в разных краях и городах. Но при этом не переставали быть лепсинцами: приезжали к родителям, поддерживали отношения с друзьями и одноклассниками. Когда птенцы вылетают из родного гнезда – это нормально, жизнь ведь не стоит на месте, и молодежи всегда хочется большего, лучшего. И родителям хочется, чтобы дети жили лучше их. Ведь каждый подспудно понимал, что возможностей в Лепсах гораздо меньше, чем где- либо.
Но Лепсы не пустели. Уезжали одни – рождались другие. А старожилы вросли, проросли сквозь пески, и корни эти были настолько мощны, что не давали никаким ветрам и буранам унести людей неизвестно куда, как перекати –поле. Всё пережили, выстояли лепсинцы, строились, разводили сады. Победили ветры, превратили поселок в оазис. А когда построили двухэтажки, все ужасно этим гордились: приобщение к городской цивилизации состоялось! Многие семьи улучшили свои бытовые условия, получили квартиры. И даже авиасообщение появилось! Это ли не прорыв цивилизации?!
Мы невероятно гордились тем, что у нас не деревня какая-нибудь, а поселок городского типа. Мы живем в районном центре! У нас есть железная дорога, метизный завод, элеватор, нефтебаза, телевышка, ПМК. И еще можно перечислить с десяток различных предприятий. На должном уровне были медицина и образование. Культурная жизнь тоже била ключом, смотры художественной самодеятельности проводились не только в школе, но и среди предприятий. Даже одно время пустили местный автобус. Но лепсинцы привыкли ходить пешком, так что транспортный сервис не прижился.
Казалось бы, живи и радуйся! Может, и жили бы там по сей день те же и так же, не случись перестройки. Она прошлась по стране, по поселку, по людям, как разрушительной силы ураган, смерч, цунами, землетрясение – всё вместе взятое. Но это природная стихия, страшная и неуправляемая. А перестройка – дело рук людей. Не буду сейчас анализировать действия политиков, дискуссии по этому поводу до сих пор идут самые горячие. Но годами налаженная жизнь людей рухнула. Тотальный дефицит, карточки на продукты, безденежье. Постоянные отключения электроэнергии. Проблемы с топливом. Но самой страшное – безработица. Прекратили свое существование почти все вышеперечисленные предприятия. Район перевели в Сарканд.
В начале перестройки было такое пророчество: "Нас ожидает: 1. Перестройка. 2. Перестрелка.3. Перепись оставшегося населения". Так все и случилось. И в результате картина маслом: лебедь, рак и щука. Немцы потянулись в Германию, русские в Россию, казахи – в Талды-Курган, Алма-Ату и другие города. А воз остался и тянуть его некому. Его изрядно подербанили: многие дома в поселке разобрали, либо разрушили, новостроек практически нет. Невыездными стали, в первую очередь, пенсионеры, которые прикипели к своему дому и не захотели никуда уезжать. Не знаю, какова ныне численность поселка. Он, конечно же, живет, но по уровню инфраструктуры отброшен назад на десятилетия назад. Люди живут за счет пенсий, скота, огородов, охоты, рыбалки. Единственная процветающая отрасль – торговля.
Вот таков расцвет и закат цивилизации. Конечно, коренные жители ко всему этому присмотрелись и живут своей обыденной, повседневной жизнью. Но когда приезжает кто-либо, кто давно не был в Лепсах, он испытывает шок от увиденного. Каждый человек приезжает на свою малую родину в надежде увидеться со знакомыми людьми, знакомыми местами, прикоснуться душой к прошлому. Но люди в основном разъехались, ландшафт изменился. И только прошлое неизменно. Память о нем всегда будет жить у каждого в душе, где бы он не находился.
И невольно приходишь к мысли о том, что все течет – все меняется. Было время, когда нам хотелось уехать из Лепсов, построить что-то новое. А сейчас пришло время, когда нам захотелось вернуться в Лепсы! Но вернуться уже некуда, потому что того, нашего поселка, уже нет. Это уже другой поселок, и в нем, в основном, другие люди.
Когда человеком овладевает ностальгия по прошлому, он берет в руки старые альбомы с фотографиями. Теперь у вас еще есть возможность взять в руки эту книгу, освежить в памяти многие события, вспомнить знакомых людей. Сейчас, спустя десятилетия, многое видится четче, поэтому и судить с высоты прожитых лет обо всем можно объективнее. Но, конечно же, с большой тоской по былому.

ПОДЪЕМ И СПУСК
Когда мы учились в школе, в программе по литературе еще изучался Маяковский - яркий поэт ХХ века. И мы наизусть учили его стихи: «Я знаю - город будет, я знаю - саду цвесть, когда такие люди в стране в советской есть!» И возникали вполне реальные ассоциации между строителями Кузнецкстроя и лепсинцами. “Через четыре года здесь будет город-сад!”- был убежден поэт.
А про наши Лепсы, про наших неутомимых тружеников, которые своими руками создали поселок-сад, поэм никто не писал. А ведь каждый из тех, кто своим трудом и потом превратил бесплодную пустыню в цветущий оазис, достоин самых высших похвал.
Нурболат Абдрахманов вспоминает: «Мой отец Шаяхмет – ветеран Великой Отечественной. Войну он закончил в Германии, где после победы еще два года находились советские войска. Там насмотрелся он, как живут и трудятся немцы, ведут хозяйство. Как известно, немцы – народ очень трудолюбивый и аккуратный. И вот, вернувшись на родину, отец тоже решил заняться огородом и садоводством. Люди смотрели на него, как на чудака, и говорили, что из его затеи ничего не выйдет. Но он всем доказал, что все возможно, если трудиться и не лениться. У нас был такой прекрасный сад, где росли разные сорта яблок, виноград, клубника, малина, вишня. Мы выращивали все овощи: помидоры, огурцы, картошку, кукурузу, тыкву, а также арбузы и дыни. В общем, полный оазис. Огород и сад стали хорошим подспорьем для нашей большой семьи. Соседи называли нашего отца Мичурин. Он первый построил шиферный дом. В огороде был вырыт глубокий колодец с холодной и вкусной водой».
Справедливости ради следует сказать, казах-садовод – явление нечастое. Казахи издавна занимались скотоводством. Но в Лепсах практически у всех: и у казахов, и у русских - были личные подсобные хозяйства - весомая прибавка к бюджету семьи. Коровы, овцы и куры — в итоге свежее молоко, мясо и яйца круглый год. У некоторых были даже верблюды, у русских и немцев – по одному-два поросенка. С огородов семьи обеспечивали себя овощами и картофелем. Но вырастить сад-огород в условиях нашего засушливого климата – дело непростое.
Людмила Трунилины(Вавленко) пишет о том времени: «Мои родители переехали в Лепсы в году этак 61-62, дом стоял буквально на бархане- песочек чистейший сыпался, а вокруг ни деревца, ни кустика. Мама в ужасе - семья большая, надо выполнять продовольственную программу- а ничего в песке не задерживается, семена выдувает ветром. Забор сетчатый, все видно, от соседей Жерноклеевых неудобно, что неумелая хозяйка. Так от соседей приносила сорняки, высаживала, чтобы огород зеленел как положено. Потом, с годами, сады цвели, росли все овощи, виноград».
Людмила Чернышова ( Минеева) также вспоминает: «Мои родители купили домик у бабушки- кореянки, затем его снесли и на этом месте посадили сад. Мы вместе с дедом и мамой ездили за саженцами, потом садили их, ухаживали. Какие вкусные выросли у нас сливы, яблоки! Сад был просто чудо, урожай – отменный».
И такие воспоминания есть в памяти каждого лепсинца. Мы – не исключение. На участке, на котором был построен наш дом, песок был по колено. Но стали вносить навоз, поливать, и со временем песок превратился в плодородную почву. А обилие тепла и света – главное достоинство нашего климата. Потому уже через пять-десять лет у нас росло все, вплоть до абрикосов, персиков. Правда, если зима случалась холодной, они вымерзали. Но мы до сих пор помним неповторимый вкус наших сладких овощей и фруктов: помидоров, сахаристых арбузов, душистых дынь. И все потому, что росли они под прямыми лучами солнца, при постоянно безоблачном небе. Потому и урожаи, и качество было самое наилучшее!
Общими усилиями всех лепсинцев поселок был озеленен, практически на всех приусадебных участках были возделаны сады и огороды. В наиболее выгодном положении были, конечно же, жители, живущие у реки. Их огороды поливались теплой водой из реки. Жители других кварталов пользовались для полива водопроводом. Летом напор частенько был недостаточным, но во многих дворах были пробурены скважины. При желании каждый мог вырастить и овощи, и фрукты. В каждом дворе на переднем плане разбивались цветники. Георгины, гладиолусы, хризантемы – чего только не выращивали любители-цветоводы.
Приусадебные огороды были, как говорится, к столу. Но чуть ли не у каждой семьи были огороды в степи. Выращивали на них картошку на зиму, кукурузу и тыкву для скота и много еще чего. Были эти огороды главным подспорьем, дополнительным заработком. Для многих – единственным. Зарплаты в то время были невысокими, жили небогато. Но народ начинал строиться, отправлять детей на учебу. Словом, лишняя копейка в доме никогда не была лишней. И поэтому берега вдоль реки и в одну сторону от поселка и в другую были разделаны под огороды. 3 километр, 6 километр, 24 километр, учительские огороды, заводские огороды. И даже на противоположный берег перебирались наши земляки! Поскольку мостов у нас не было, перебирались на лодках. А чтобы их не относило течением, поперек реки натягивалась проволока, к которой цепью крепилась лодка. И таких проволок было немало. «Я помню такую проволоку, плавала с дедом: у нас на острове был огород,- вспоминает Людмила Минеева. - Было ужасно страшно, но интересно. Течение такое быстрое, что казалось - сейчас лодку сорвет и понесет».
А кое-где были паромы. О принципе их работы рассказал Виктор Эльрих: «Это были две соединенные вместе лодки, ходили они по натянутой 6 мм. проволоке. Передняя часть была плотно закреплена, а задняя снималась и переставлялась, в зависимости от того, на какую сторону плыть. Принцип простой - перед закреплен коротко, а корма на длинной цепи, лодка идет наискосок воде и течение является двигателем. Таких паромов на речке было много, на них перевозили весь огород и даже сено».
Таким образом, в 70-ые годы жизнь поселка пошла на подъем. Качество жизни если уж не улучшилось кардинально, то однозначно стабилизировалось. Была уверенность в завтрашнем дне, бесплатное жилье и образование, стабильные цены за ЖКХ. Но народ жил по-прежнему скромно, держался за хозяйство и огороды.
К этому времени значительно изменился ландшафт. Отступили пески, утихли ветры. Не совсем, конечно, но они уже перестали быть песчаными. И даже земля повсюду поросла какой-то растительностью, исчезли барханы.
90-е годы стали поворотными в судьбе поселка: после подъема последовал спуск. А спускаться, по законам физики, всегда легче, чем подниматься. Но это по законам физики. А человеческое восприятие было поистине трагичным. В годы экономического спада, безработицы и безденежья, когда ликвидировали район и закрылись некоторые предприятия, многие приняли решение уехать. Уехать из родного поселка, от годами налаженной жизни, из-под родного крова, своими руками построенного. И принять такое решение было непросто. Но думалось, в первую очередь, о будущем детей. А это самый решающий аргумент.
Череда проводов, череда расставаний растянулась на годы. «Расставанье – маленькая смерть» - это поймет только тот, кто это испытал. Обосновавшись на новых местах, приезжают лепсинцы на свою малую родину. И грустно становится от увиденного. Исчезли цветы, сады, огороды возле многих домов, вырублен парк. Да и дома многие исчезли, разобраны, либо стоят бесхозные. Разруха.
Жизнь людей, оставшихся в Лепсах, стала в 90-е годы жизнью на выживание. Большим испытанием были проблемы с электричеством, его систематическое отключение. Каждый из нас знает, что жизнь современного человека просто немыслима без электроэнергии. Стоит отключиться свету, и кажется, что все идет наперекос! Сразу нет компьютера, телевизора, не работают холодильник, утюг – вся бытовая техника. Дома и улицы погружаются в кромешную тьму с наступлением темноты. Лепсинцы с содроганием вспоминают это время (вторую половина 90-ых). Свет давали в тот квартал, где кто-либо умер. Поистине, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Как ни кощунственно это звучит, но дело обстояло именно так. К счастью, проблемы с электричеством со временем решили, и наши земляки сейчас могут пользоваться всеми благами цивилизации, многие имеют компьютеры, выходят в интернет.
Острой проблемой было водоснабжение поселка. Ранее в Лепсах было два водопровода - от железнодорожной водокачки и УВиК (участок водоснабжения и канализации), которые приказали долго жить. И жителям какое-то время не оставалось ничего иного, как пить воду из реки. Несмотря на то, что каждый знает: чтобы вода из природных источников стала пригодной для питья, она должна пройти несколько этапов очистки. В открытых водоемах вода содержит в себе множество вредных примесей, вредных микробов и возбудителей опасных болезней. Но что оставалось делать? Только ездить с флягами на реку и затем кипятить воду.
Затем была запущена программа, призванная восстановить водоснабжение поселка, т.е. проложить новый современный водопровод. Местные жители говорят, что это стало всего лишь отмыванием бюджетных средств, поскольку сделано было все тяп-ляп. Поэтому спустя какое-то время прокладкой водопровода занялась уже другая фирма. На сегодняшний день водопровод в поселке есть. Проложен он по определенной схеме, не предусматривающей водоснабжение каждого отдельно взятого дома. Обеспечить себя водой каждый должен в индивидуальном порядке. Однако не у всех есть для этого средства и возможности. Кроме того, оставляет желать лучшего напор воды, особенно в летнее время.
Большие трудности в середине 90-ых у жителей поселка были с топливом. И сложилась следующая схема: в Лепсах, где останавливались на 10-15 минут эшелоны с углем, происходил массовый грабеж открытых сверху вагонов при помощи лопат и мешков. Над эшелоном при этом стояла туча угольной пыли, поскольку грабеж шел в авральном темпе. Затем уголь продавали мешками. Это стало для многих своеобразным бизнесом.
Проблема с дровами решалась засчет вырубки деревьев в поселке и в окрестностях. Под топор пошел с таким трудом выращенный парк, плодовые деревья на приусадебных участках.

Наталия Эйзель (Кропочева) пишет: «Когда я в последний раз приехала в Лепсы, то стала свидетелем ужасающей разрухи. Новые кирпичные дома разбирали на кирпичи и продавали. работали магазинчики еще нашего детства».
Вот какое впечатление от сегодняшних Лепсов у Лидии Фридрих: «Десять лет не была на родине, в этом году съездили. Конечно же, пришла в свой родной дом. Дом брошенный. Тополя и клены вырублены под корень. На усадьбе один бурьян. Все заросло так, что и не пройдешь. Родители садили прутиками и выросли деревья- красавцы. Видно, с дровами у людей были проблемы, вот и пригодились деревья».
Поделилась своими переживаниями и Людмила Трунилина (Вавленко): «Такой цветущий поселок у нас был, зелень кругом. Выращивали вкуснейшие помидоры, картофель, до сих пор вкуснее не пробовала. Мама березку вырастила во дворе, так плохо она приживалась, но со временем закудрявилась, глаз радовала. Новые хозяева вырубили под корень все фруктовые деревья, березка первой пошла под топор. Грустно!»
Тамара Потапович (Карпусова) пишет: «Я была в Лепсах семь лет назад. Лучше бы и не ездила. Пока сама не увидела, то и представить не могла, что все не в таком запустении. А как прошлась - такая в душе пустота, как, впрочем, в самом поселке. Мой отчий дом цел, но стоит как будто голый: ни деревца, ни цветочка. А у мамы во дворе был цветочный рай, не пересчитать сколько сортов. Сейчас ничего. Во всем поселке не стало воды, в начале двухтысячных было плохо с топливом. И результаты не замедлили сказаться. Встречалась с Витей Броммером. Он и говорит: «Срубили деревья, а пеньки с полметра оставили. Вот я и пилю, мне удобно с коляски». Такая вот картина».
Картина действительно невеселая. Наступит ли эпоха Возрождения? У меня нет ответа на этот вопрос.

Источник: http://авторский материал
Категория: Статьи с интернета | Добавил: Natalya (08.02.2018) | Автор: Наталья Ивановна Зражевская E W
Просмотров: 42 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Профиль

Друзья сайта

  • АКИМАТ АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ
  • АКИМАТ САРКАНДСКОГО РАЙОНА
  • Лепсі ауылының ресми сайты
  • "Жетісу" телеарнасы
  • Газета «Жетысу»
  • Жетiсу футбол клубы
  • Образовательное Сообщество Казахстана
  • Национальная лига потребителей Казахстана
  • Sarkand-club
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0