Кто построил Турксиб? В этих краях любые расстояния измерялись применительно к железной дороге, как от Гринвичского меридиана... - Статьи с интернета <!--if(Статьи)-->- Статьи<!--endif--> - Каталог статей - ст. Лепсы

Разделы новостей

Статьи с газеты [2]
Статьи с интернета [63]

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи » Статьи с интернета

Кто построил Турксиб? В этих краях любые расстояния измерялись применительно к железной дороге, как от Гринвичского меридиана...
Роман Гуль. Я унёс Россию: Апология эмиграции. Т. 1-3. (1981—1989). Том 1. Часть 4.
Последняя встреча с А.Н.Толстым
Дату последней встречи с Толстым даю точно, ибо сохранилась довольно подробная запись. Встретились 20 марта 1932 года. 18 получил в Фридрихстале письмо от Толстого: на короткое время в Берлине и хотел бы встретиться (телефон и адрес).
Я приехал. Остановился А.Н. в прекрасном отеле на Курфюрстендамм. Вид Толстого — веселый, беззаботный, "в хорошем настроении”. Одет как всегда по-барски. За восемь лет, что я его не видел, мало изменился (чуть пополнел, пожалуй). А все ухватки те же, толстовские. Только поздоровались, сели и: — "Роман Гуль, будьте другом, выручьте, — говорит, — вчера тут намазался и переспал с девчонкой. Сдуру дал ей адрес и телефон. Телефон уж звонил, я не подходил, уверен, что она. Как позвонит, подойдите, пожалуйста, и скажите, что герр Толстой, мол, выехал из Берлина... надо от нее отвязаться”. Действительно, во время нашего разговора раздался телефонный звонок и какой-то маловыразительный женский голос спросил (по-немецки) Толстого. Я ответил все просимое. И получил от Толстого спасибо: "отвязался от девчонки” Алексей Николаевич.
Разговор перескакивал с одного на другое. О своей жизни в СССР Толстой сказал, что до пятилетки материально ему было очень трудно, порой даже "ужасно трудно” (его слова. — Р.Г.) <…>
Толстой за обедом был в ударе: весел, оживлен, как рассказчик неистощим и всегда в стиле "толстовеко-анекдотическом”. <…> Красочен был рассказ об известном большевике Шатове (псевдоним, сначала был анархистом, после Октября из Нью-Йорка приехал в Россию делать карьеру, и сделал большую, но кончил, кажется, тоже в ежовском подвале. — Р.Г.), О Шатове Толстой рассказал, как Шатов строил Турксиб. "Жара, степь, пески, женщин нет, мужчины с ума сходят. Шатов в Москву телеграмму: "Прошу спешно двести пятьдесят блядей!”. Не поверили в серьезность, а Шатов — вторую. Не верят. Он в Москву своего "эмиссара” прислал: объяснить положение. Тот и привез на Турксиб сто пятьдесят, поместили их в бараках и... Турксиб построили”.

Комментарии относительно действующих лиц:
1. Относительно «красного графа» А.Н.Толстого и его любви к «клубничке» ясно уже из первого абзаца. (Отметим в скобках, что фамилия Алексея Николаевича, — по сути дела, — псевдоним: имеется письменное свидетельство того, что его мать поклялась священнику о том, что его отец — не граф Николай Александрович Толстой, а А. А. Бостром[. Видимо, через некоторое время она решила, что её сыну гораздо лучше быть законнорождённым графом, и начала многолетнюю тяжбу о законности его рождения, фамилии, отчества и титула).
2. Влади́мир Серге́евич Ша́тов, которому приписывают честь строительства Турксиба, также скрывался за псевдонимом (по-видимому, взятым из «Бесов» Ф.М. Достоевского»); родился в 1887 г. в еврейской семье; в юности, как и большинство людей его происхождения, примкнул к революционерам; после поражения революции 1905 года эмигрировал в США, где прожил 10 лет. В числе его сотоварищей по эмиграции был Л.Д. Тро́цкий (урождённый Лейба Давидович Бронштейн); позже, когда судьба вновь свела их в Алма-Ате, куда был сослан в 1928 г. Л.Д. Троцкий, они частенько вместе охотились в Заилийском Алатау). С мая 1917 г. Шатов продолжил свою деятельность в России. Знакомый с ним еще по Америке журналист Альберт Рис Вильямc (см.: Вильямс А. Р. Путешествие в революцию. Россия в огне Гражданской войны. 1917-1918 / Пер. с англ. Т.Ю. Логачевой. — М.: Центрполиграф, 2006. — 431 с. — Тираж 3 000 экз. ISBN 5-9524-2458-9. /// Williams A. R. Journey into revolution. Petrograd, 1917-1918. — Chicago: Quadrangle Books, 1969. — 346 pp.; см.: http://militera.lib.ru/memo/usa/williams_ar/index.html) писал о нём: «Шатов был учеником князя Петра Кропоткина, написанные образным языком книги которого он обожал раздавать, однако это не мешало ему оставаться воинствующим сторонником Ленина. С одной стороны, Билл был убежден, что анархизм старшего брата Ленина в какой-то степени затронул и самого Ленина, и невозможно было отговорить его от этого убеждения. Старший брат Ленина Александр (Саша) Ульянов в возрасте 21 года был вовлечен в заговор студентов, направленный на убийство царя Александра, и повешен. В то время Ленину было семнадцать лет.
С другой стороны, Шатов всегда стоял за побежденную сторону, в конце концов, большевики до недавних пор в самом деле были преследуемой, маленькой, ничтожной партией. Тем не менее, как позже объяснял Билл, он мог сохранять преданность им потому, что вскоре после Октябрьской революции международная ситуация сделала продолжение их деятельности проблематичным. (В 1919 году, после явления чуда — обеспечения движения поездов по дороге Москва—Петроград по расписанию, Шатов, в то время комендант Петрограда, сказал Рэнсому, что в ту минуту, когда другие народы прекратят на них нападать, он будет первым, кто свергнет большевиков1.)
1 В конце 1920-х годов Шатов был назначен советским правительством ответственным за строительство железной дороги Турксиб, это была важная линия, соединяющая Туркестан и Сибирь. Между его урочной работой в качестве банкира и железнодорожного строителя Шатов с несколькими сотнями других американцев, в том числе инженеров, ученых и организаторов, получил назначение на одно из наиболее дорогих для Ленина предприятий — ему предстояло оживить заводы и шахты Кузнецкого угольного бассейна. См. «Нью-Йорк тайме» от 1 ноября 1967 года, с. 26. «Американцы играют роль на раннем этапе экономического развития Советского Союза». Еще раз Шатов был связан с этим, когда находился в США с Вильямом Хэйвудом (Большой Билл), который поехал в Россию, чтобы избежать 24-летнего заключения, к которому его приговорили как лидера ИРМ в 1918 году (все из 101 подзащитного были признаны виновными). Многие американцы, принимавшие участие в советском предприятии, известном под названием Автономная индустриальная колония, в Кузбассе, в Сибири, и находящиеся там на протяжении 1921 —1927 годов, были членами профсоюзной организации «Индустриальные рабочие мира». Хэйвуд был депутатом колонии, где лидером был С. Рутжерс, голландско-американский коммунист. Шатов представлял советское правительство в колонии, после того как работа завершилась. Соглашение, передающее американцам металлургический и сталелитейный завод в Надеждинске, ныне Серов, на севере Урала, было подписано Лениным. Проект колонии был задуман как большая и мощная промышленная империя, в которой люди с разными интернациональными симпатиями и убеждениями и с опытом профсоюзной работы на современных западных предприятиях могли бы обучать русских рабочих, с тем чтобы бездействующие заводы заработали вновь. Советы, стремясь соблазнить искушенных экспертов с американским ноу-хау, бросали их на такие предприятия, как угольные шахты в Кемерове, кирпичные заводы в Томске, кожевенные и обувные фабрики, химические заводы и деревообрабатывающие комбинаты».

Косвенное свидетельство о последних днях его жизни можно найти в воспоминаниях Агнессы Ивановны Мироновой-Король — жены С.Н.Миронова, бывшего в 1931—1933 гг. заместителем полномочного представителя ОГПУ по Казахстану, а с конца 1936 г. до осени 1937 гг. — начальником Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю: «А через некоторое время он рассказал мне про нашего алма-атинского хорошего знакомого, Шатова — строителя Турксиба. Однажды привезли каких-то заключенных и ему доложили, что один из них просит свидания с ним, Мироновым. Миронов приказал — привести. Шатов и вида не подал, что они знакомы. О чем они говорили, Сережа мне не рассказал, но очень потом переживал, не спал, курил, думал, на мои расспросы не поддавался» (См.: http://www2.memo.ru/). Конечно же, и этот сотрудник НКВД тоже скрывался за псевдонимом: «Настоящее имя его было Мирон Иосифович Король. Но он взял псевдоним (тогда многие так делали) и стал Сергеем Наумовичем Мироновым. <…> Революция ему, еврею, открыла все дороги. Это оказалась его революция» (См.: http://www2.memo.ru/ ).

ВОПРОС: КТО ПОСТРОИЛ ТУРКСИБ? Те, кто скрывали свои лица за маской псевдонимов? И так ли строили его, как в анекдоте А.Н. Толстого (рассчитанном на экспортное исполнение)?
Неужели на станции Лепсы не осталось никого, кто помнил бы, как это было? Или хотя бы слышал об этом?
Понятно, что самому Турксибу до этого нет дела — он живёт, работает. Это надо знать тем, кто жил и живёт здесь. Поезда здесь по-прежнему идут с востока на запад и с запада на восток... А вот люди уходят безвозвратно…
Может есть смысл записать воспоминания тех, кто ещё хоть что-то помнит и разместить на сайте?
«В этих краях любые расстояния измерялись применительно к железной дороге, как от Гринвичского меридиана... А поезда шли с востока на запад и с запада на восток... <…> …Поезда проходили, грохоча, то в одну, то в другую сторону... Приходили и уходили... <…> А поезда шли, как и полагалось им идти, что бы ни произошло на свете» [См. : Ч.Т. Айтматов. И дольше века длится день (Белое облако Чингизхана)].



Источник: http://www.dk1868.ru/history/gul1_4.htm
Категория: Статьи с интернета | Добавил: Людмила (11.04.2011) | Автор: Людмила E
Просмотров: 783 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Профиль

Друзья сайта

  • АКИМАТ АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ
  • АКИМАТ САРКАНДСКОГО РАЙОНА
  • Лепсі ауылының ресми сайты
  • "Жетісу" телеарнасы
  • Газета «Жетысу»
  • Жетiсу футбол клубы
  • Образовательное Сообщество Казахстана
  • Национальная лига потребителей Казахстана
  • Sarkand-club
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0